среда, 15 марта 2017 г.

Очередной вызов… Рассказ из Рунета



Исторический боевик, написанный по правдивым рассказам реальных очевидцев…) Все имена вымышлены и если присутствуют какие-либо совпадения имен и событий – это случайно, не специально, в общем – нечаянно…) Действие происходит в середине 90-х годов, зимой.


- Да понял, понял!!! – орал Гришка в рацию, установленную на передней панели старого милицейского ПАЗика.
- Адрес записал, следую!… - закончил Гришка диалог с дежурным. – Этот Тимофееич, старый козел, то ли глухой, то ли прикалывается. Сколько можно переспрашивать? Миллион раз уже адрес повторил…  А он всё спрашивает, адрес записал, повтори, адрес записал, повтори…
- Да здесь между домами рация плохо берет… - как бы пытаясь оправдаться, сказал Леха, водитель ПАЗика, молодой парень, лет двадцати, сержант милиции.
Гришка был лет на 5-7 старше Лехи, младший лейтенант милиции.
- Нормально здесь рация берет, - Гришка не согласился, - Это дежурный – старый баран.
Олежек сидел на одном из боковых задних сидений ПАЗика, почти напротив боковой двери, широко развалившись в обнимку с АКСУ. Одним ухом он непринужденно внимал то, что происходило на передних сидениях, но мотор ПАЗика так сильно урчал, что услышать удавалось не все…, так, кое-что. Может быть, из-за рева мотора дежурный и переспрашивал «миллион» раз.  В салоне ПАЗика сидушки располагались по бокам, спереди и сзади.  Спинка передней сидушки служила перегородкой между отсеком водителя и салоном для пассажиров. Олежек сначала сел на нее, но ехать вперед макушкой было не удобно, и он развалился на боковой. На улице зима, вечернее дежурство.
Олежек уже прожил на этом свете 35 лет и вспоминал мимолетно свой испытательный срок работы в уголовном розыске. Прежде чем получить назначение на должность оперуполномоченного, он должен был какое-то время поработать стажером.


Что там было интересного за этот месяц. Один задержал троих.
Мишка, года 2 уже работающий опером, мелкий тостячок, блин, говорит:
- Что Олежек, бездельничаешь. Возьми вчерашнего задержанного, с которого в вашем кабинете объяснительную брали по поводу кражи в квартире. Если помнишь, он говорил, что купил краденую вещь, то есть перфоратор, у магазина. Так вот, возьми его и походи с ним около того магазина, возьми рацию, на всякий случай. Может он продавца увидит.
- Как, один? – Олежек слегка удивился.
- Ты че? Боишься? Ты же ствол получил, значит привыкай.
- При чем тут ствол. Я в милиции 4 года работаю. Как перевелся, снова сдал все нормативы и получил ствол…
- Ага, сдал нормативы… - Мишка засмеялся, - Сколько с тебя запросили? Бутылку или две?
Только сейчас Олежек вспомнил удивленные, навыкате, глаза майора, которому сдавал, рассказывая наизусть статьи закона о милиции. Майор явно был ошарашен. Какой-то новенький рассказал ему сразу пять статей закона о милиции по памяти наизусть. Видимо, сам он их и не читал никогда…  Получается, обломал майора на водку.
- Я без бутылок обошелся, - ответил Олежек Мишке.
- Да ладно, заливать. Хочешь обмануть матерого опера? Лейтенанта милиции? Мал еще…
- А ты в милиции давно работаешь? – спросил Олежек.
- Два года в уголовном розыске.
- А в ППС работал? Или ты сразу в розыск пошел? – снова спросил Олежек.
- Стажировался там полгода. А что? – возразил Мишка.
- И за полтора года стал матерым опером? – смеясь, спросил Олежек.
- Ты как разговариваешь со старшим по званию?
Мишка был пухлым и на полголовы ниже Олежка. По годам они были где-то одногодки. Если бы Олежек обиделся, то Мишка долго ходил бы в синяках. Но Олежек встал из-за стола и сказал, явно издеваясь:
- Как с матерым опером…
Мишка тут же выбежал из кабинета и через 30 секунд вернулся с Володькой, замом начальника Уголовного Розыска.
- Олежек, ты чего буянишь? – начал Володька.
- Я ничего… - смущенно тот ответил.
- Тут старший товарищ предлагает тебе попрактиковаться в определенном задании, а ты его посылаешь. Нехорошо… - улыбаясь заметил Володька. Мишку не очень-то любили, мягко говоря, по тому как он иногда подставлял, не специально, правда, а по пьяни. Залетов у него было немеренно.
- Не посылал я его, - стал оправдываться Олежек. – Просто назвал его матерым опером.
Володька откровенно улыбнулся. Пухленький Мишка, с его залетами на предмет выпить, явно не тянул на это звание. Скорее это была пародия на опера.
- Ладно, - сказал Володька, - Возьми задержанного и прогуляйся с ним к магазину. Если кого он вдруг увидит, сообщи по рации, пусть дежурный машину вышлет.
- Хорошо, - сказал Олежек и пошел к задержанному.
Олежек взял рацию у дежурного, провел с задержанным дополнительную беседу на предмет того, что они сейчас собираются делать. При беседе Олежек расстегнул свою кожаную черную куртку, достал из кобуры пм,  вынул из него обойму, посмотрел на нее, вставил назад. Задержанный внимательно наблюдал за ним. Олежек специально это все проделал, ему не хотелось бегать за кем-либо. Это действие произвело тот эффект, который требовался. В законе о милиции есть статья, которая разрешает применение оружия при попытке побега из-под стражи. Но Олежеку совсем не хотелось, чтобы доходило до этого.
- Тебя как зовут? – спросил Олег, паспорт этого задержанного был у Мишки, и Олежек просто не помнил как фамилия и имя этого задержанного.
- Игорь…
До магазина молча шли минут двадцать. Была осень. Листья уже пожелтели.
У магазина вино-водочной продукции народу было немного. Стандартная публика, постоянно ошивающаяся около подобных заведений.
- Ну что? – спросил Олежек.
- Не вижу никого, - ответил тот.
- Пойдем прогуляемся в тот лесочек, - сказал Олежек, показывая на несколько березок, ютившихся рядом с магазином.
- Подожди, -  сказал Игорь. – Кажется я их там вижу.
- Где?
- В лесочке, - оживился Игорь. – Сделаем так, я сначала подойду, переговорю с ними, а потом сделаю тебе знак, и ты подойдешь.
- Хорошо, - ответил Олежек.
В лесочке трое мужиков распивали спиртные напитки, проще говоря, водку квасили… Игорь направился к ним. Их было трое. Двое мужиков-доходяг, таких же, как Игорь, лет 45, и один парень лет 30, достаточно крепкий и хорошо сложенный.
«Так, это что ж получается, Игорь сейчас с ними перетрет, и они побегут все четверо в разные стороны. Что-то как-то не интересно получается» - пронеслось в голове у Олега.
Игорь уже к ним подошел и стал о чем-то разговаривать.
Олег включил рацию, находящуюся в нагрудном внутреннем кармане куртки, расстегнув при этом молнию куртки почти до самого низа, но чтобы концы куртки не болтались, совсем молнию не стал расстегивать, и пошел к этой братии в лесочек. По рации дежурный с кем-то разговаривал. Так, под звуки рации, Олежек к ним приблизился. Все насторожились.
Олег достал ксиву, развернул ее, поднес к лицу каждого присутствующего.
- Уголовный Розыск… Почему распиваем спиртные напитки в общественном месте… - жестко сказал Олег.
- Да, командир, мы уже уходим… - сказал один из мужиков.
- Документы, - все также жестко потребовал Олежек.
Двое мужиков достали паспорта. Парень достал удостоверение охранника.
Олежек бегло осмотрел документы и спрятал их в карман.
- Сейчас в отделение поедем. Там разберемся.
Олег достал рацию.
- Бронница, 1151, на связь!
- На связи, Бронница.
- У меня четверо задержанных, машина нужна.
- Адрес?!
Олег сказал адрес.
Все четверо задержанных тупо смотрели на него. Охранник, как бы невзначай поднял с земли палку, чуть выше себя ростом. Олег отступил на шаг назад, присел на колено, чтобы освободиться от рации, быстро положил ее на землю левой рукой, а правой уже достал пм, снял с предохранителя, передернул затвор. И оставаясь в таком положении, сказал:
- Я сейчас тоже пошучу.
- Ладно, ладно, командир, он же пошутил, - быстро стал говорить один из мужиков.
Потом, до него дошло, что сказал Олежек, и он замолчал.
- Брось палочку, - спокойно сказал Олежек.
Охранник отпустил палку, которую держал, и она упала на землю.
Олег взял рацию, встал с колена, поставил пм большим пальцем на предохранитель и засунул ствол за ремень на поясе.
- 1151, выйди на связь! Куда ты пропал! – надрывался дежурный по шипящей рации.
- На связи 1151, - ответил Олег, - тут задержанные за дубины хватаются, машину вышли!
- Вас там сколько? – спросил дежурный по рации после некоторой паузы.
- Я один и четверо задержанных, - ответил Олежек.
- Ну, тут идти десять минут, нет у меня машин, - ответил дежурный снова после небольшой паузы и шипения в рации.
- Не десять, а двадцать минут идти. Ты же знаешь с кем я пошел, машину вышли!
- Ну, нет у меня машин! – снова прошипела рация.
- Так, - сказал Олежек обращаясь к задержанным, - Документы ваши у меня, патрон в патроннике, следуем в отделение, без фокусов… Кто не знает, где находится отделение?
Олежек помолчал, ожидая ответа. Ответа не последовало.
- Тогда пошли…
Шли молча. Олежек держался от этой группы чуть позади и в стороне, стараясь, чтобы все были в зоне видимости. Стрелять, если бы кто-нибудь побежал из них, он не собирался. Это был понт, то есть блеф. Нет такой статьи в законе о милиции, где разрешалось бы применение оружия при административном правонарушении. При нападении на сотрудника милиции – такая есть статья, разрешающая применение оружия. При совершении преступления, угрожающего жизни и здоровью граждан – есть такая статья в законе о милиции, разрешающая применение оружия. В данный момент ничего такого не было. Было лишь административное правонарушение – распитие спиртных напитков. То, что мужик показал на кого-то, кто якобы продал ему ворованный перфоратор, так это еще не известно, как там все на самом деле было…
Время было около 3-х часов дня. Шли дворами. Около одного из подъездов стояли школьники, 5-6 класс. Олежек обогнал группу из четырех мужиков, которых сопровождал и стал между ними и детьми. «Хрен его знает, что у них там, на уме, тем более у пьяных» - пронеслось в голове у Олега.  «Тем более, что один из них за дубинку хватается, может, смекнул в чем дело». Дошли до отделения без приключений. Весь вечер и часть ночи Мишка и Олежек выясняли, кто где был в момент совершения квартирной кражи.
На следующий день на разводе была объявлена благодарность за раскрытие квартирной кражи Мишке, Володьке и еще двум сотрудникам милиции. Олежека в этом списке не было… Так решило начальство…
Потом этот случай с Бормотиновским из отдела дознания.
Дали Олежеку задание: собрать список определенных адресов и съездить по этим адресам на предмет какой-то там проверки. Список адресов находился в отделе дознания у Бормотиновского.
Пошел Олежек в отдел дознания. Постучал в дверь, заглянул, спросил:
- Разрешите войти?
- Ты кто такой? – услышал он в ответ.
За столом сидел худой и щуплый мужчина, лет 30, одетый по гражданке.
- Я такой-то, такой-то, - представился Олежек. – А можно увидеть капитана Бормотиновского?
Мужчина посмотрел на Олега, перевел взгляд на пистолет Макарова, торчащий из наплечной кобуры и сказал:
- Ты опер что ль? Че надо? – подчеркнуто важно и показательно небрежно бросил Бормотиновский.
Олежека несколько ошарашил такой вызывающе наглый тон.  Он видел этого человека впервые. Впервые с ним разговаривал. Олежек абсолютно ничего не должен этому человеку. Откуда такая чванливость у него? И потом, он не начальник ему. Олежек переборол свои ощущения и продолжал вежливо:
- Начальник уголовного розыска сказал у вас адреса забрать какие-то. Сказал, что вы в курсе.
- Да в курсе я, в курсе. А ты пошел на х… отсюда!
- Не понял. Вы со всеми так разговариваете? Это у вас так принято?
- Пошел на х… отсюда!!!
- Смело, а подавиться х… не боишься?
- Ты как со мной разговариваешь?
- Ты матершинник, разговариваю с тобой твоим языком.
- Пошли к начальнику отделения.
- Пошли.
Бормотиновский вскочил из-за стола и побежал в кабинет начальника отделения. Олежек не спеша пошел следом. Поднявшись на второй этаж, Олег подошел к двери начальника отделения и постучал.
- Разрешите?! – Олежек заглянул в кабинет.
- Входи, - ответил начальник отделения. – Тебя что, не научили, как надо разговаривать? Ты почему хамишь?
Олег вошел в кабинет, встал перед столом начальника. Начальник отделения был мужчиной лет 40 в звании майора. За его спиной склонился Бормотиновский и что-то ему нашептывал.
- Я пришел к нему, - Олег показал жестом на Бормотинского, - За адресами. Вежливо спросил, а он в ответ говорит «Пошел на х…». Как это понимать?
- Ты не умничай! – повысил голос начальник. – Ты обязан уважать старших по званию.
- А вы что? Так же как и он, всех своих подчиненных посылаете сразу на х…
- Все, иди отсюда. Завтра зайдешь к нему за адресами.
- Есть, - сказал Олежек и ушел.
Наступило завтра. Олежек после развода пошел снова к Бормотиновскому.
- Разрешите?! – спросил Олежек, постучав в дверь и заглянув в кабинет.
- А, это ты, чмо, - Бормотинский кисло улыбался, развалившись в кресле. – Пошел на х…
Олежек не понимал, что происходит. Он по службе обращается, а его конкретно посылают. Что-то непонятное происходит. Олежек быстро подошел к креслу, на котором сидел Бормотинский.
- Ты что, прыщ гнойный, борзянки обожрался?!
В кабинете, кроме них двоих никого не было. Олежек ударил своим ботинком по голени Бормотиновского. Тот опешил. Олежек был раза в полтора крупнее Бормотиновского и поэтому боялся, как бы, не раздавить этого гаденыша. Олег зарядил ему хорошую затрещину в ухо. Бормотиновский вскочил с кресла и замахал руками, пытаясь ударить Олега, но тот отступил на шаг, и добрый десяток ударов, которыми Бормотиновский пытался угостить Олега, лишь сотрясали воздух. Это несколько забавно смотрелось.  Лицо Бормотиновского исказилось от страха.
- Ну что, тебя здесь размазать или на улице?
Бормотиновский, ничего не говоря, побежал к начальнику отделения. Олег пошел в свой кабинет.
Через пять минут к нему заглянула секретарша и сказала, что его срочно вызывает начальник. Олежек пошел в кабинет начальника. В кабинете за столом сидели начальник отделения, его зам по уголовному розыску и Бормотиновский.
- Ты избил старшего по званию, офицера, - заявил начальник. – Будем на тебя заводить уголовное дело. Пиши рапорт о том, что случилось.
- А тот, кого я избил, в реанимации находится? – съязвил Олежек и продолжил: - Никакой рапорт писать не буду.
- Ты будешь писать рапорт!!! – заорал начальник.
- Нет, не буду, - спокойно ответил Олежек. – Заводите дело, посмотрим, чем закончится. И не забудьте номер уголовного дела сказать.
В кабинете повисла тишина.
Олежек думал, что все ограничится внутренним расследованием, но раз так все круто заворачивается – посмотрим, чем все завершится. Интересно, как Бормотиновский будет доказывать свое избиение? Свидетелей нет, следов от ударов у него на теле тоже нет. Олежек слегка его только пошлепал. И ведь из-за чего все получилось? «Олежек, мотай себе на ус» - пронеслось у него в голове.
В кабинете продолжала висеть тишина.
- Иди в роту, в уголовном розыске ты больше не работаешь, - сказал начальник отделения. – Мы решим, что с тобой делать…  


- Ты чего такой грустный? – спросил Гришка у Олега, перекинув левую руку через перегородку.
- Да не грустный я. Там что? Опять кастрюльный бандитизм?
- Типо того. Время 12 ночи, а там гулянка во всю. Ща приедем, посмотрим.
- Посмотрим, - согласился Олежек. – А адрес случайно не тот же, что полчаса назад ездили? Там вроде тоже шумели.
Гришка посмотрел адрес, записанный в журнал.
- Не, другой.
- Может, очередной бабульке скучно стало? – смеясь, спросил Олежек.
- Я тогда этого дежурного самого отвезу к этой бабульке, и прослежу, чтобы он ее развлекал до самого утра!!! – не удержался Гришка.
Кабина ПАЗика залилась грубым мужским хохотом. Каждый представил себе, как дежурный развлекает бабульку до утра, а Гришка отслеживает каждый момент, стоя над ним с автоматом.


До этого был вызов. Нарушают тишину после 22.00. Приехали. Музыки не слышно. Никто не кричит. Позвонили в квартиру по адресу. Выходит бабулька, божий одуванчик, и начинает жаловаться на соседей. Стоим минуту – слушаем. Две минуты. Три минуты. Бабульке так понравилось, что ее никто не перебивает, что жалобы постепенно переходят в русло политики, затрагивая министров, депутатов, мэров всех город и так далее.
Олежек не выдерживает и откровенно улыбаясь, спрашивает:
- Так вы нас вызвали, чтобы мы задержали какого-то конкретного министра или всех сразу?
Гришка с Лехой переглянулись, а потом заржали.
На громкий хохот открылась соседняя дверь. В образовавшемся проеме появился молодой человек в халате, лет 25, и стал оправдываться, что музыка у него играла только до 22.00, и то, не громко.
Бабулька тем временем переключилась на мировой империализм, вспоминая, как всем хорошо жилось в советские годы.
Олежек, поправляя автомат на плече, спросил:
- Гриш, может, хватит политинформации на сегодня?
Гришка посмотрел на Олега. Потом, обращаясь к соседу в халате и к бабульке, сказал:
- Я так понимаю, инцидент исчерпан. Мы поехали. – Потом, для проформы тихо спросил у бабульки: - Заявление писать будете?
Бабулька явно возбудилась:
- Я так этого не оставлю! Я на всех бюрократов и мздоимцев напишу заявление! Всех поименно укажу! Вот при советской власти был горком, обком! А сейчас что? Я во все газеты напишу!!!
- Понятно, - тихо заметил Гришка.
И все трое, Гришка, Олег и Леха, стали быстро спускаться по лестнице, гремя берцами.  


- Приехали! – сказал Леха и заглушил мотор.
Вышли из машины, поднялись по адресу на указанный этаж. Музыка здесь разливалась, никого не стесняясь. Гришка собрался звонить в дверь.
- Подожди, - сказал Олежек и взялся за ручку квартиры, из которой неслась музыка.
Дверь открылась. Все трое зашли в квартиру. Пьяные парни и девушки лет 18-20 развлекались: кто-то танцевал, кто-то выпивал, кто-то курил. Потом все резко посмотрели на вошедших сотрудников милиции.
- Музыку выключите!!! – закричал Гришка, стараясь перекричать стоявший грохот.
Кто-то его послал. Это было отчетливо слышно даже в таком грохоте. Посыпались явно нецензурные высказывания в адрес сотрудников милиции. Олежек снял с плеча автомат, отстегнул приклад, и пошел к стерео системе, которая конкретно долбила по ушным перепонкам. Все расступились, давая ему дорогу. В комнате было очень тесно, как потом оказалось, 17 человек. Олежек подошел к стерео системе, и, видя, невероятное количество кнопок, не сразу сообразил, как ее выключать. В его адрес посыпались, мягко говоря, оскорбительные выражения на предмет его умственных способностей. Олежек, не долго думая, выдернул вилку из розетки. Воцарилась гробовая тишина.
- Милиция! Если кто не понял! – жестко сказал Олежек.
Девушки почему-то заулыбались. Парни тупо озирались по сторонам.
- Быстренько достали документы все присутствующие! Хамство и оскорбительные выражения будут учитываться отдельно по всей строгости закона! С соответствующим занесением! – с определенной долей сарказма и циничности заявил Олежек, при этом он держал автомат за цевье, уперев его прикладом в свое бедро.
На нем была милицейская зимняя куртка с лычками сержанта на погонах. Из расстегнутого ворота виднелся черный бронник. Помимо этого, на широком ремне брюк висела кобура с пм, но этого под курткой никто не видел. Голова была без шапки. Волосы коротко стрижены, с обильной сединой.
- Леха, смотри за дверью! – крикнул Олежек. – Гришка, командуй, что стоишь? – тихо сказал Олежек, подойдя к Гришке.
Все стали искать свои документы и нести их Олегу. Олег тут же  переправлял их Гришке.
- Все одеваются и выходят на лестничную клетку! – крикнул Гришка, собирая паспорта.
Потом все спускались с 14 этажа на 1-й пешком, при этом, двое девушек и парень на 8-м этаже собрались, как бы незаметно уйти с лестницы в сторону площадки, где находятся лифт и квартиры. В 16-ти этажных домах лестница находится отдельно от площадки с лифтом и квартирами.
- Куда?!!! – крикнул Гришка своим басом, и они вернулись назад.
На первом этаже Гришка подозвал Олега и Леху:
- Ну и как мы их повезем?
- Не знаю, - сказал Леха.
- Их бы до машины еще бы довести, - сказал Олежек. – До машины метров 30, а ближе не подъехать, сугробы и другие машины. Что их, по одному водить что ли?
- Да фиг с ними, разбегутся, так разбегутся. – Сказал Гришка. – Вообще-то надо было одного хозяина квартиры доставить в отделение. Этого было бы достаточно. Но за хамство я всех прихватил.
- А с дежурным связывался? – спросил Олег.
- Связывался, он говорит, у тебя в ПАЗик все поместятся, - ответил Гришка.
- Вот козел, - высказался Леха.
- Может, действительно, отпустить их? У тебя паспортов сколько? – спросил Олег у Гришки.
- Да паспортов всего 5 штук, а их 17 человек. Не, но за их хамство надо доставить всех в контору.
- Ладно, тогда сделаем так. Я встану с автоматом между ПАЗиком и подъездом. Леха, ты будешь принимать их в машину. Да, и шапку мою перекинь на переднее сиденье, а то я потом ее не найду. А ты, Гришка, будешь выпускать их из подъезда.
- Давай, - сказал Гришка.
Леха пошел к машине. Олежек встал между ПАЗиком и подъездом. Он взял автомат за магазин, не снимая с предохранителя, и упер приклад в бицепс правой руки, подняв дуло вверх. И махнул головой в сторону машины, показывая Гришке, чтобы он выпускал народ из подъезда. Гришка почему-то побежал к нему.
- Ты что?!!! Офонарел?!!! Стрелять собрался?!!! Крыша съехала?!!! – Гришка был вне себя.
- Ну, вот видишь, если ты поверил, то поверят и они, - улыбнулся Олежек. – Я даже патрон в патронник не загнал и с предохранителя не снял. Сам дурак. Я не собираюсь стрелять… - усмехнулся Олежек.
- Ну ты даешь, - Гришка не мог прийти в себя.
А пьяные парни и девушки уже стали выходить из подъезда и мелкой трусцой бежать в машину, дверь которой открыл Леха.
- В машину! Все! – крикнул Гришка.
После того, как все утрамбовались в ПАЗик, Олег сказал:
- Гришка, садись к ним, мне с автоматом не стоит к ним садиться.
- Да, наверное, ты прав, - согласился Гришка.   
Леха завел ПАЗик. Всех доставили в отделение. 
Когда въехали во двор конторы, Олежек крикнул Гришке сквозь гул мотора и полупьяный гвалт, царивший в салоне:
- Я стану около ворот, тогда выпускай!
Так и сделали. Дежурный слегка офигел количеству пьяной компании. Гришка написал рапорт о задержанных и ПАЗик уехал снова бдить и охранять…
Под утро, когда сдали смену и разоружились, Гришка поведал новость Лехе и Олегу:
- У двоих из наших задержанных нашли газульки, и все без разрешения. Блин, две палки дежурке ушли. Командир роты очень не доволен.
- Ну, так досматривал бы их, прежде чем отправлять к дежурному, - ответил Олежек.
- Да как их досматривать, если  половина из них телки были, и потом, их слишком уж много было и все пьяные, а нас всего трое, - возмутился Гришка.
- Во, придурки, - сказал Леха, - Могли бы на квартире скинуть газульки, а они зачем-то их с собой взяли. Пьяные отморозки какие-то.
Все трое стояли и переваривали услышанное.
- И чего ты от меня хочешь? – наконец спросил Олежек у Гришки.
- Да так, просто, говорю, - ответил Гришка. - Кстати, сегодня ответственным был Лизун.
- Этот, из дознания, Бормотиновский? И что? – спросил Олежек.
- Это ему ты по тыкве настучал, и тебя за это перевели к нам?
- Никому ничего я не стучал, - улыбаясь ответил Олежек. – А почему ты о нем спрашиваешь?
- Да он вышел посмотреть на задержанных, после того, как мы уехали. Разбудили они его, видите ли,  несчастного. Ну, его кто-то толкнул, он упал на подоконник окна дежурки и разбил губу в кровь. Говорят, дофига кровище было.
- Надо будет выразить ему соболезнования…
И все трое дружно заржали… 



Записки стажёра милиции. Рассказ из Рунета

экипаж вневедомственной охраны 90-х годов
Записки стажёра милиции.
Исторический боевик, написанный по правдивым рассказам реальных очевидцев…) Все имена вымышлены и если присутствуют какие-либо совпадения имен и событий – это случайно, не специально, в общем – нечаянно…)

Не место красит человека, а человек место. Пословица.


20 век, 90-е годы. Середина весны, 8 часов утра. Развод в отделе вневедомственной охраны. Перед 2-х этажным зданием белой окраски стоят два взвода сотрудников милиции.  Один взвод, состоящий из групп захвата пульта централизованной охраны (ГЗ ПЦО), другой взвод – сотрудники милиции, несущие службу на стационарных постах.
Что из себя представляет группа захвата ПЦО? Два-три сотрудника милиции, плюс – минус стажер, одетые в бронежилеты, вооруженные пистолетом Макарова, у старшего группы имеется автомат и мобильная рация. Стационарная рация установлена в машине. На милицейской машине шестой модели жигулей группа захвата осуществляет патрулирование заданного маршрута. По рации от дежурного офицера получает сообщение о срабатывании сигнализации по определенному адресу и немедленно реагирует, т.е. выезжает «по тревоге».
В роте все  проще. Сотрудник милиции прибывает на охраняемый объект – банк, офис, склад или еще что-нибудь, меняет сотрудника или просто заступает на службу, если пост не круглосуточный.
Олежек Докучаев стоял вместе с тремя стажерами в конце строя. Одеты они были по-гражданке, но у каждого под курткой был надет 16-ти килограммовый серый армейский бронежилет. Они были стажерами во взводе. Весь взвод был в бронежилетах черного цвета, которые чудно смотрелись на милицейской форме старого образца. Рота была без бронежилетов. Их бронники были на объектах.
Подполковник милиции Шишко проводил развод. Медленно расхаживая перед строем, он что-то рассказывал про экономическую ситуацию в стране. Подошел к группе стажеров, которые стояли в конце строя взвода. Постучал указательным пальцем по груди одного из них.
- В бронежилете? Хорошо, - резюмировал он.
Потом его взгляд прошелся по взводу.
- Почему брюки не глажены? – обратился он ко всем сразу.
«Интересно, где их там гладить?» - подумал Олежек, вспоминая раздевалку в «убитом» подвале отдела. Ему как-то раз довелось туда спустится, по какой-то ерунде. Это было обшарпанное помещение, полутемное. Больше всего его удивили шкафчики сотрудников милиции. Они были сделаны из ДСП. На некоторых шкафах были замки, на некоторых замков не было.  В основном, один шкафчик приходился на двух сотрудников. По странному стечению обстоятельств, этой раздевалкой пользовались только сотрудники взводов, да и то не все. Сотрудники роты приезжали на службу в милицейской форме, и, естественно, переодеваться в раздевалке им не надо было.
Олежек вспомнил армию, два года срочной службы во внутренних войсках. Первые полгода сержанты собирали деньги у «молодых» на гладильные доски. Собирали несколько раз, но гладильных досок никто так и не увидел. Утюг в каптерке был, гладильных досок не было.
«Это что, сейчас будут деньги что-ли собирать на гладильные доски?» - подумал Олежек. Но ничего такого не случилось. Деньги никто не собирал.
- Вот посмотрите, - продолжил товарищ подполковник милиции, - У всех сотрудников роты опрятный внешний вид… А вы из какой жопы вылезли? Чтоб с завтрашнего дня все перестали пользоваться этой раздевалкой в подвале.
- Есть приказ начальника отдела охраны, что сотрудники взводов имеют право пользоваться этой раздевалкой, - возразил командир взвода, старший лейтенант милиции, а лет ему было около сорока.
Товарищ подполковник недовольно посмотрел на него.
- Вот посмотрите на меня, я начальник сторожевой службы, я не сотрудник милиции, я вынужден носить эту форму. Но я ношу ее как положено.
«Во придурок, одел милицейскую форму и говорит, что не сотрудник милиции. И это говорит дядя подполковник. Сними форму и не мучайся» - пронеслось в голове у Олега.
- Вы там в сторожевой службе задержанных в отделение не доставляете и по тревогам не бегаете, - снова возразил командир взвода.
- Так, хватит тут разлагольствовать! – крикнул товарищ подполковник. – Слушай приказ! Заступить на охрану объектов… Разойтись…
Олежек подошел к Сашке и Бергу. Сашка был водителем, Берг был старший ГЗ. Оба были старшими сержантами. Сашке было лет 35, Берг на пенсию собирался через год.
- Идите в машину, - сказал Сашка, - я поссать сбегаю.
Берг и Олег пошли в машину. Жигуль шестой модели, обычной ментовской раскраски, стоял неподалеку, с надписью милиция и бортовым номером. Берг разместился на переднем сидении «шестерки», ему явно было тесно. Габаритами он был слегка выше среднего, бронник и автомат явно не способствовали удобству…
Олег развалился на заднем сидении. 16-ти килограммовый бронник слегка давил, но он не обращал на него внимания.
Пришел Сашка. Поехали на маршрут. Минут через 15 уже были на месте.  Доложили дежурному. Ездили по промзоне, кругом заборы, заборы и заборы. Сашка заехал в какое-то ответвление между заборами. Вышел из машины, снял бронник. Передал его Олегу на заднее сидение. Берг тоже вышел из машины, снял бронник, передал Олегу. Заодно ему отдал и автомат, сказав при этом: «Задолбал по коленкам биться». В общем все было как обычно. Втроем они были не первый раз на маршруте.
- Я тоже бронник сниму, - сказал Олег.
- Ни фига, - сказал Сашка. – Ты там все равно валяешь на заднем сидении, вот и валяйся в броннике. А потом сейчас не лето, не жарко.
- Да и фиг с вами, - ответил Олег, ничуть не обидевшись.
Дежурный передал тревогу. Съездили, отработали. В общем как обычно, ложное срабатывание.
- А знаешь как раньше работали? – спросил Берг у Олежка.
- Откуда же я знаю?
- А раньше по тревогам не ездили, по рации отрабатывали тревоги.
- И что? Ты предлагаешь никуда не ездить? Так я стажер, - сказал Олежек, - Мое дело телячье. Только сегодня, когда перед разводом телефонограммы записывали, слышал, в соседнем районе задержание было. Кто-то палку сделал.
Сашка и Берг усмехнулись.
- Олега, тебе сколько лет-то? 29? А рассуждаешь как пацан после армии. Мне до пенсии надо спокойно доработать, - сказал Берг.
- Ну, доработаешь, - усмехнулся Олег. – Что вы ко мне пристали? Я стажер. И этим все сказано.
- Ладно, - сказал Сашка. – Поедем машины проверять. Олег, там на заднем стекле поищи палочку полосатую.
На заднем стекле лежали три армейские каски и куча всяких каких-то бумажек вперемежку с журналами и газетами. Эти каски положено было одевать при выезде на каждую тревогу. Но это был явный перебор. Их одевали только когда была «тревога» в Управлении, ну, естественно, учебная, о которой заранее предупреждали.
Олег нашел палочку и передал ее Бергу.
Сашка привел машину на место, где они с Бергом обычно проверяли машины, как бы работая гаишниками. Это не личная инициатива Сашки. Обязали вневедомственную охрану заниматься этим делом в 90-х годах. Как обстоят дела сейчас я не в курсе…
Берг с полосатой палочкой вышел из машины. Сашка остался сидеть за рулем. Олег, естественно, тоже вышел из машины. Олег был одет в зеленую «дутую» куртку. Ворот куртки был расстегнут, на груди из-под куртки красовался армейский бронежилет. Берг не стал у него забирать автомат.
- Стой неподалеку от меня, чуть сзади, - сказал он Олегу.
Олег поправил АКСУ на правом плече, достал сигарету, закурил. Берг  тем временем останавливал машины, проверял документы. Иногда он отдавал техпаспорт Сашке, который сидел в машине, и тот по рации пробивал машину на угон. Потом Бергу надоело это дело, и он отдал полосатую палочку Олегу.
- Давай, займись делом, а то обкурился уже весь, - сказал Берг Олегу.
-  Я же не в форме, - возразил Олег.
- Автомат на грудь повесь. Тут милицейская машина рядом и мы.
- Ладно, - ответил Олег.
Олег тормозил машины, проверял документы. Никто из водителей не задавал никаких вопросов по поводу «гражданки» Олега. На груди у него маячил автомат.
- Документы, пожалуйста, - сказал Олег очередному водителю, когда тот вышел из машины. Водитель «девятки» достал права из кармана и передал их Олегу.
-  Техпаспорт, пожалуйста, - продолжил Олег, рассматривая фотографию в водительском удостоверении.
- Техпаспорт дома забыл, - ответил водитель.
- Берг! – крикнул Олег. Но Берг его не слышал. Он стоял рядом с машиной у водительской двери и что-то обсуждал с Сашкой.
Олег подошел к Бергу и сказал:
- Тут товарищ техпаспорт дома забыл.
- Поехали в контору, - сказал Берг водителю.
- Да я тут рядом живу, в трех минутах езды. Я, правда, техпаспорт дома забыл.
Берг с Сашкой переглянулись.
- Поехали тогда, покажешь техпаспорт на машину, - сказал Берг водителю.
- А права верните, - попросил водитель.
- Права пока у нас побудут, - ответил Берг.
Все сели по машинам. Сашка поехал за «девяткой». Ехали минуты две-три. «Девятка» свернула на стоянку  и остановилась у одного из горажей. Мужчина из «девятки» быстро выскочил и побежал в гораж. В гораже мужчина средних лет ковырялся под капотом какой-то иномарки. К нему подошли Берг, Сашка и Олег. Мужчина средних лет наскоро вытирал руки от машинного масла тряпочкой. Потом достал удостоверение сотрудника милиции и в приказном тоне сказал, раскрывая удостоверение:
- Майор милиции! Верните ему права!
Сашка с Бергом неловко переступили с ноги на ногу. Потом Сашка сказал:
- Олег, отдай ему права.
- С какой стати? А где техпаспорт на машину? – невозмутимо спросил Олег.
- Не понял, - сказал товарищ майор. – Он сказал, что вы отобрали силой у него права и требуете денег.
- Техпаспорт на машину мы требуем, - продолжил Олег.
Майор милиции повернулся к водителю «девятки» и спросил:
- И где тех паспорт?
- В ГАИ, - ответил тот, - Я еще не забрал его оттуда.
- Саш, - спросил Олег, - А ты на угон пробивал этот номер?
- Нет, - ответил Сашка и пошел в машину чтобы пробить по рации номер «девятки» на угон.
- Да не в угоне эта машина, - сказал майор милиции. – И что будем делать?
Берг тупо молчал.
- В контору поедем, - ответил за него Олег.
- Да я сам в этой конторе работаю, - сказал майор.
Берг по-прежнему молчал. Сашка по рации пробивал машину.
- Ну и что, - сказал Олег. – Наше дело рапорт написать и сдать задержанного дежурному. Все.
- Ну, ладно, мужики. Давайте я вам на пиво дам и разойдемся с миром.
- А почему вы так защищаете его, - спросил Олег, показывая в сторону водителя «девятки».
- Да, это сын мой.
- Чистая она! – крикнул Сашка из машины.
- Ну, наверное, глупо от пива отказываться, - как бы размышляя вслух, сказал Олег.
Когда Сашка выруливал со стоянки горажей, Берг сказал:
- Заварил ты кашу, Олег.
- И какую кашу я заварил?
- Да, это, кажись, замначалька местного отделения.
- Ну и что, - сказал Олег. – Подумаешь, дал денег на три бутылки пива. Велика важность. Пусть лучше за своим сынишкой приглядывает.
- А ведь Берг прав. Пожалуется еще куда-нибудь. А может и по знакомству с кем переговорит, - подытожил  Сашка.
- А что же вы молчали-то? – спросил Олег.
Ему никто ничего не ответил. Дневную смену доработали молча. Машины больше не проверяли.
Ночь прошла. День прошел. Пришло время ночного дежурства.
Записав телефонограммы и выслушав поучительные речи на разводе, экипажи разъехались по маршрутам.
- Олег, тебе когда на учебку-то? – спросил Берг.
- Да, говорят в этом месяце отправят. Говорят, также скоро форму дадут. Говорят, вроде новую форму дадут, с кепками и берцами. Переодевать вроде всех будут.
- И пойдешь ты в учебку в новой форме на три месяца, - сказал Сашка.
- На три? – переспросил Олег. – Нам вроде, говорят, шесть или семь месяцев учить будут.
- Ну не знаю, - сказал Сашка, - Мы с Бергом три учились.
Сашка нарезал километры по маршруту вдоль заборов, учреждений, заводов. Подъехали к метро. Постояли полчаса. Покурили, поговорили. Пристала мадам какая-то. Все хотела, чтобы мы взяли ее с собой покататься. Сашка и Берг наотрез отказались. Потом доблестные командиры поехали проверять несение службы не менее доблестными экипажами. Поскольку маршрут, на котором мы бдили службу был ближе всех к отделу, Берга, естественно вызывали самым первым на проверку.
- Ну что ж вы мадам-то не взяли покататься? – недоумевал Олег. – Я бы ее тут покатал бы на заднем сиденье, сняв бронник.  
- Слышь, ты, молодежь зеленая, заткнись, - Сашка неторопливо рулил, объезжая ямы на дорогах. Сегодня проверяющий злющий. Ему лучше не попадаться никаким боком. А то без зарплаты останешься.
- Да ладно, ладно, я же пошутил.
- Ясен перец, что пошутил, - сказал Берг, одевая бронник.
Сашка одел бронник еще около метро – как чувствовал, что скоро проверка поедет.
Проверка прошла как обычно. Берг доложился, держась правой рукой за автомат. Начальство расписалось в бортовом журнале и все разъехались.
Поехали обратно к метро. Там подобрали какого-то забулдыгу, еле переставляющего ноги. Доставили в отделение. Берг написал рапорт. За ночь было всего две «тревоги». Обычное ночное  дежурство.

И вот наступило долгожданное время учебки… Естественно, у всех стажеров было полно радости – снова школа, гори она синим пламенем.
Все стажеры получили милицейскую форму, уже нового образца. Всем понравилась «полевая» форма, с кепкой и берцами, в которые можно было заправлять брюки.  Но на учебке всех тут же обломали, приказав ходить на занятия в кителе, брюках и ботинках. Только по выходным, когда ездили на футбол или какую-нибудь демонстрацию в качестве оцепления – одевали «полевую» форму. Броники и оружие, естественно, никто не давал.
Занятий было много. Куча устно-письменных предметов по различным видам права, огневая и физическая подготовка. Олега не страдал плохой памятью, и учился в общем неплохо.
Дисциплина поддерживалась в учебке жесткая, можно даже сказать – суровая. Поэтому кто-то из курсантов постоянно убирал туалет или территорию. Но это и понятно, ведь штатных рабочих-уборщиков не было в учебке, все делали курсанты. То есть провинившиеся должны были быть, иначе некому было бы убирать туалет. В классах, где проводились занятия, тоже убирались курсанты. Был график дежурства. В общем перестройка никоем образом не коснулась принципов обучения.
Но зато перестройка изменила принципы финансирования. За каждого обучающегося отдел охраны платил определенную сумму денег, перечисляя ее на счет учебки. Ведь как известно, вневедомственная охрана осуществляет охрану всех объектов за деньги. Ну и естественно, оплачивает обучение своих курсантов.
Вообще, вся обстановка в учебке действовала на Олега несколько удручающе. Это отразилось при сдаче экзамена по огневой подготовке. Еле попал из пистолета Макарова в мишень. Хотя, если учесть, что за семь месяцев стреляли в тире всего пять раз. Три выстрела за одно занятие, то в общем-то нормально. Остальное время изучали матчасть. Шептало, спусковой крючок и так далее…
На экзамене было помимо огневой подготовки еще три устных экзамена по различным видам права. Многих запороли из-за шпор. Олега тупо и просто учил все. И как не странно, сдал все экзамены с первого раза и на пятерки, чему сам удивился. Хотя можно было и не напрягаться. Курсантов в учебку направляли со всей Москвы. Из его отдела было где-то человек 10. Троя из них не сдали экзамены. У одного парня был опель. Он потом хвастался, что из отдела привез ящик водки на случай, если кто-то провалится на экзамене. Ящик водки пригодился…
После экзаменов собрались все, пошли в магазинчик небольшой, затарились там и обмыли это дело, как полагается, в небольшом лесочке, который был неподалеку… В лесочке было несколько отдыхающих, то ли просто сидели, то ли шашлыки собирались делать. Ну в общем через 5 минут уже никого не было. Видимо всех присутствующих смутила небольшая толпа сотрудников милиции по форме (ведь только экзамены закончились – негде переодеваться), которые чинно гремя бутылками накрывали поляну…

И вот понеслась служба. Второй год Олежек носил сержантские лычки, бронник, автомат, наручники и ПМ, объезжая маршруты патрулирования.
Ночная смена. Спальный район. Поступил сигнал «тревоги». По указанному адресу были уже через минуту. Олежек не очень хорошо на этом маршруте ориентировался в улицах, по этому маршруту раз четвертый или пятый работал. Зато Игорек, водитель, совсем пацан, ему было лет около двадцати с небольшим, знал этот и соседние маршруты как свои пять пальцев.  В милицию Игорек пошел чтобы от армии откосить, и вот уже несколько лет рулил баранку милицейской «шестерки». Водитель он был отменный, правда, зануда страшный.
Олежек доложил о прибытии дежурному.
- Игорек, сиди тут, Шурик, ты со мной, - сказал Олежек стажеру, который чинно сидел на заднем сидении машины.
Вошли в подъезд «шестнадцатиэтажки». Домофонов тогда еще не было, они только начинали появляться. Подошли к лифту. Вызвали пассажирский и грузовой одновременно…) Лифты, видимо, были на верхних этажах, а может заняты. Немного постояв около лифтов, Олежек сказал стажеру:
- Посмотри, если кто выйдет из лифта, ну, так, на всякий случай. Нам вообще-то второй этаж нужен.
И улыбнулся. Потом развернулся и пошел к дверям, которыми лестничная площадка была отгорожена от площадки лифтов. Войдя на лестничную площадку и закрыв за собой дверь, Олежек вдруг почувствовал, что на лестничном проеме кто-то есть и кто-то сопит. Автомат, висевший на правом плече в вертикальном положении, был автоматически передвинут правой рукой в горизонтальное положение. С  предохранителя Олежек не стал снимать его. Встретить бомжа в подъезде – обычное дело. Но на всякий случай Олежек подняв голову вверх и прижимаясь к стене стал осторожно подниматься. И вот какую картину он увидел.
 Двое парней трахали полураздетую девушку, которая стояла наклонившись вперед. Один из них пристроился сзади, другой держал ей руки, заведенные назад. На девушке была только кофточка или майка, там, в общем не понятно было.
- Эт че за хрень?! – жестким и строгим голосом спросил Олежек, снимая автомат с плеча, отстегивая приклад и щелкая затвором, досылая патрон в патронник. Все это случилось в течении двух секунд. А поскольку Олежек обладал спортивным телосложением, был чуть выше среднего роста и крепок в плечах, то все троя в прямом смысле перестали дышать и двигаться.
- Руки на стену, быстро!!! – командовал Олежек жестко, на всякий случай, показывая дулом автомата где находится стена, на случай, если кто-то забыл.
Парни, не одевая штанов положили руки на стену. Девушка выпрямилась, повернулась лицом к Олегу и стояла, взявшись одной рукой за перила.
- Кто дернется, пристрелю, вас двое, я один, - сказал Олежек, обращаясь к парням, доставая при этом мобильную рацию из верхнего кармана бронежилета.
- Игорек, ты на связи? – спросил Олег по рации.
- Да, я здесь, - ответил Игорь по рации.
- Бери наручники и дуй сюда на лестничную клетку, бегом, - сказал Олег.
- Иду, иду, - ответил Игорь.
Тут дверь снизу открылась и появился стажер. Видя, что Олег держит автомат в боевом положении, он мгновенно поднялся к нему. Этот лестничный пролет не освещался, свет падал с верхних этажей. Здесь царил полумрак. Стажер увидел двух парней без штанов, которые стояли «руки в гору» у стены. У перил стояла симпатичная девушка, тоже без штанов, при этом ничуть не смущаясь. Стажер открыл рот и густо покраснел, это было заметно даже в этом полумраке.
Подошел Игорек. Тоже открыл рот, протягивая Олегу наручники.
- Так, хватит пялиться, - сказал Олег Игорю и стажеру. – Девушек что ли не видели, или вас попки этих дятлов смущают.
Игорь и стажер сразу вышли из оцепенения, поняв намек Олега.
-   Ну, ты… - грубо и укоризненно сказал Игорь Олегу.
- Игорь, бери первого, - сказал Олег, показывая на ближайшего парня, - Пусть он одевает штаны и в наручники его.
- Давай одевайся, - сказал Игорь парню.
Парень одел штаны, Игорь завел ему руки за спину и одел наручники. Со вторым сделано было тоже.
- А со мной что будете делать? – спросила девушка, слегка улыбаясь и покачивая розовыми бедрами.
- А вам, мадам, давно уже можно одеться, - сказал улыбаясь Олежек.
- Очень хорошо, - явно выказывая неудовольствие, ответила девушка.
- Ты че, трахать ее не будешь что-ли? – спросил один парень, приходя в себя.
- Нет, - ответил Олег.
- Это же шлюха местная, ее здесь все трахают, - продолжал парень.
- 505, выйди на связь, - заработала рация.
- На связи, - ответил Олег.
- Что с квартирой? – спросил дежурный по рации.
- Сейчас скажу, мы тут задержали двоих парней, которые насиловали девушку, - ответил Олег по рации.
- На квартире что ли?
- Нет, в подъезде.
- Что с квартирой, почему нет доклада по тревоге? – снова раздраженным голосом спросил дежурный по рации.
-  Оставайтесь здесь, - сказал Олег Игорю и стажеру, а сам через две ступени побежал к двери квартиры, у которой сработала сигнализация. Через две секунды Олег доложил дежурному как положено.
- А почему так долго? – снова спросил дежурный по рации.
- Задержал двоих парней в подъезде, которые насиловали девушку, - невозмутимо ответил Олег.
- Ты не умничай, я тебя еще раз спрашиваю, почему так долго не было доклада по тревоге?
Олег посмотрел на часы. С момента доклада о прибытии прошло около трех минут. Ну, может быть четыре.
- Три минуты назад, я докладывал о прибытии по данному адресу. Сейчас доложил по квартире. Я не понял вопроса?
- Слышь, ты, козел, ты че там умничаешь?!! – заорал дежурный по рации.
- Сам козел! – жестко ответил Олежек.
- Ты как разговариваешь с офицером, сержант! – продолжал орать дежурный.
- Так же как и он со мной! – ответил Олежек.
- Так, 505, это начальник ПЦО, что у вас там происходит? – спросил начальник по рации.
Олег стал рассказывать что произошло.
- По сдачи дежурства напишите рапорт, - резюмировал начальник ПЦО.
- Я два рапорта напишу, - ответил Олежек по рации. – Один рапорт на дежурного, который понятия не имеет о том, что существует закон о Милиции, а второй рапорт на увольнение.
В эфире повисла тишина.
Олежек спускался вниз по лестнице.
- Давай всех троих в машину, в контору поедем, - сказал он, обращаясь к Игорю и стажеру.
- Вот паспорта этих двоих, - сказал Игорь, протягивая документы Олегу.
- А где паспорт девушки? – спросил Олег, посматривая на нее.
- Мой паспорт у вас в отделении, - ответила девушка.
- И регистрации тоже нет? – спросил Олег.
- Нету, - ответила девушка.
Двоих парней в наручниках и девушку посадили в машину. Естественно, они заняли все заднее сидение.
- Двигайтесь, - сказал Олежек.
- Куда двигаться, здесь места нет! – закричал один из парней.
Олег тем временем, стоя около машины, отстегнул магазин. Щелкнул затвором. Патрон вылетел из патронника. Олег поймал его на лету. Поставил автомат на предохранитель. Зарядил патрон в магазин. Пристегнул магазин к автомату. Сложил приклад.
- Двигайтесь! – снова крикнул Олег, еще место для стажера нужно.
- Некуда здесь двигаться! – заорали из машины.
- Ща я тебя пододвину! – сказал Олежек, отстегивая приклад автомата и направляясь к открытой задней двери «шестерки».
В момент образовалось 15 сантиметров свободного пространства на сидении.
- Садись, - сказал Олег стажеру.
Тот нехотя полез. Утрамбовав стажера внутрь машины, Олег закрыл за ним дверь.
- Ветлуга, 505, что с квартирой? – спросил Олег по рации.
- Квартира под охраной, - ответил дежурный. – Принимай тревогу.
- У меня трое задержанных, следую в отделение, - ответил Олег по рации.
- Да плевать мне на твоих задержанных, принимай тревогу, - сказал дежурный.
- Говори адрес, - сказал Олег по рации.
После того, как Олег отработал эту «тревогу», он доложил, что следует в отделение с задержанными.
- Принимай тревогу, - сказал дежурный по рации.
- Записываю, - сказал Олег.
В машине никто не разговаривал, только Олег по рации, да рессоры скрипели, когда Игорек объезжал ямы на дорогах. «Шестерка» конкретно просела, но не ныла от нагрузки и исправно доставляла экипаж к месту «тревоги».
После того, как эта «тревога» была отработана, дежурный разрешил следовать с задержанными в отделение.
- Зря ты нас в отделение везешь, командир, - подал голос один из задержанных. – У меня брат работает в МУРе. Нам все равно ничего не будет.
- А у меня отец в ФСБ работает, может договоримся, - сказал другой парень.
- А мне фиолетово, - ответил Олежек. – Доставлю вас в отделение, напишу рапорт, остальное меня не волнует. Бить вас никто при задержании не бил, и если будете «волну» на меня катить по этому поводу, будем разбираться без свидетелей. Ваши домашние адреса я переписал.
Вот тут Олежек первый раз за два года задумался над тем, что за работу он выбрал…

Из рунета.




Сказка для взрослых. Фантастическая повесть. Автор Дьяченко С.В.

Куда ведёт ось вращения Земли. Сказка для взрослых. Фантастическая повесть
Небольшое предисловие

Диалог между девушкой и парнем.
- От поцелуев дети рождаются...
- Нет, Серёжа, от поцелуев дети не рождаются. Дети рождаются совсем от другого...
- Во как! А я и не знал... А что от поцелуев рождается? Сказки?
Сергей нежно посмотрел на девушку и призадумался. Потом продолжил:
- Да, сказки. Вот, например: «И мечтал он о прекрасной девушке, и целовал он её во сне по ночам, и она просыпалась счастливой...» Вот, пожалуй, и вся сказка...
Девушка в ответ улыбнулась и ничего не сказала. Сергей продолжил:
- Маленькая сказка получилась. Надо придать сказке объём и форму, смысл уже имеется.
   И вот что получилось...

Увы, получилось совсем не то, что ожидалось…
Спустя четыре года девушка вышла замуж где-то за кого-то, даже не прочитав получившейся сказки, которая ей посвящалась. Под словом «где-то» явно подразумевается солнечный Магадан или замороженный Сочи. Под словом «кого-то», видимо, надо подразумевать мужчину. Автора этого сообщения не раз пытали на предмет явок и паролей. Автор, под пытками, не моргнув и глазом, честно признался, что получил эту шифровку от всеми известного спецагента и послал всех к Штирлицу за апельсинами. Посланные ушли, вернулись только апельсины…
Старинный анекдот про апельсины, если вы его немножко забыли.
Идет совещание в ставке Гитлера. Тут входит без стука и приглашения Штирлиц с вазой апельсинов, открывает сейф с секретными документами, ставит туда вазу с апельсинами, забирает документы и уходит. Главнокомандующие в шоке. Гитлер спрашивает у Мюллера:
- Почему вы не арестовали его?
- Так это же Штирлиц, русский разведчик. Скажет, что апельсины приносил.  
Услышав эту историю, не про апельсины, а про сказку, один знакомый поэт, призадумавшись о высоком, высказал такую мысль:
- Неотразимое сходство, проявляется между женщиной и кошкой, которая ссыт по углам.
Другой ему ответил:
- Ну зачем же так цинично. Вы, сударь, видимо, Шекспира не читали: «Грехи других судить вы так усердно рвётесь, начните со своих и до чужих не доберётесь.»
- Каюсь, грешен… Ну, вот, смотрите. Когда кошка сыта – она спит или равнодушно смотрит на этот мир. Если голодна – она трётся об ноги, ласково мурчит, прыгает на колени, впиваясь когтями в ваши ноги, при этом изгибается, жмурит глаза и ждёт, когда вы её будете гладить. Вам это никого не напоминает?
А если вы её игнорируете, то вам крупно повезет, что лужа, сделанная кошкой, будет в каком-нибудь углу, а не в вашем ботинке. Кошка мстит за невнимание так же, как и женщина. Если поведение кошки можно объяснить животными инстинктами, то, как тогда объяснить поведение женщины. Тоже животными инстинктами?
- Вы слишком многого хотите от кошки и женщины. Кошка живёт рефлексами, а женщина – это человек, существо разумное. Ваше сравнение сильно хромает.
Поэт усмехнулся:
- Логично… А вы знаете в кого превратилась наша общая знакомая русалка?
- Нет. Давно её не видел.
- Теперь у неё змеиный хвост.
- Спасибо что предупредили. Не люблю змей…

  
* * *

Стемнело. Редкий клёв говорил о том, что рыбалка уже началась. Наживка красовалась, показывая свои округлые формы.
Вот подскочил окунь. Пару раз долбанул её, потом осмотрел снизу доверху. Покрутился вокруг неё ещё какое-то время и резко уплыл.
Мимо проплывали рыбы. Кто-то останавливал своё внимание, явно заинтересовавшись, кто-то замечал её вскольз и тут же забывал.
Поклёвки были мелкие. Но вот какой-то сом заинтересовался пикантностью наживки. Он стал плавать кругами, ничуть не скрывая свою заинтересованность. Иногда он подплывал очень близко и притрагивался к наживке, явно смущая её. Наживка была не первой свежести, но смущение её было искренним.
И вот сом заглотил наживку. Всю ночь они кувыркались, то борясь друг с другом, то получая неимоверное наслаждение от происходящего.
Под утро сом отсчитал триста баксов и положил на край кровати. Наживка пересчитала добычу, разглаживая бумажки, и убрала её в ящик тумбочки.
- Мы поженимся? – спросила наживка.
- Созвонимся, - ответил сом и уплыл.



Глава 1. Странник.


Один странник... из другой галактики рассказал Сергею такую историю. А случилось это так. Сергей вышел из метро, закурил и стал покупать пиво в ларьке. К Сергею подошёл мужчина крепкого атлетического телосложения. У него был волевой подбородок, твёрдый взгляд, волосы прямые, седые. Он попросил у него сигарету. Сергей достал пачку сигарет и угостил его. Мужчина взял сигарету и прикурил. "Странник"- подумал Сергей, глядя на мужчину, иначе его нельзя было охарактеризовать.
- Да, сигареты совсем другие, - как бы вслух рассуждая, сказал странник.
- У всех разные, - ответил Сергей, открывая купленную бутылку пива. На вид Сергею можно было дать лет тридцать с небольшим, но седые кучерявые волосы говорили, что ему за сорок. По телосложению, он был такой же, как и странник, только на пол головы ниже ростом.
- На всей Земле сигареты отличаются от тех, к которым я привык.
"Так мне очень фиолетово на то, к чему ты привык. Угостился сигаретой и еще недоволен, может тебе еще сбегать за водкой и девочкой?" - подумал Сергей, а вслух с сарказмом спросил:
- На всей Земле? А вы откуда прилетели?
- Из другой галактики, - с улыбкой ответил странник.
- Ну, в наш 2010 год этим никого не удивишь, обычное дело, слетать в другую галактику, - пошутил Сергей и вспомнил про старика - волшебника, который ему недавно рассказывал сказку о Ледяной звезде. "Везет мне последнее время на такие встречи" - подумал Сергей.
- И как там в другой галактике кружатся планеты меж двух звезд? - продолжал улыбаться Сергей.
- Странный вопрос. На Земле принято считать, что ваша планета вращается только вокруг одной звезды под названием Солнце. Насколько я знаю, на вашей планете ничего не знают о Ледяной звезде, а вы откуда знаете? - серьезно спросил странник, но не особо рассчитывая, что получит удовлетворяющий его ответ.
- Люблю сказки слушать. Может, и вы мне что-нибудь расскажите?

- Да, пожалуйста, присядем где-нибудь на скамейку? Меня немного заинтересовали ваши ответы.
И странник начал рассказывать свою сказку.
- Раньше в нашей галактике промышляла гильдия космических пиратов и угрожала планетам с целью получения выкупа, загораживая солнце гигантским светоотражающим парусом из наноэлементов. Если учесть, что во время вашего солнечного затмения луна почти полностью перекрывает солнечный диск, а диаметр луны 3474 км, что вообще не является расстоянием по космическим меркам, то это вполне возможно для более менее развитой цивилизации, космические корабли которой могут развивать скорость света. Планета, оставшись без солнечных лучей, обречена на вымирание, там начинается изменение климата и наступает вечная зима. Последствия для экономики катастрофические. И это был всего лишь первый шаг. Если корабли планеты разрушали этот парус, тем самым не соглашаясь на требования захватчиков, пираты разворачивали другой светоотражающий парус над верхним полюсом планеты, естественно, вычислив соответствующее расстояние, при котором будут перекрываться лучи ледяной звезды, удерживающие постоянный угол наклона планеты к обычному солнцу. При этом планета теряет постоянную ось вращения, и начинает хаотически вращаться, оставаясь на орбите вокруг своего солнца. Последствия такого вращения не трудно себе представить - сплошные землетрясения, извержения вулканов, цунами, наводнения и ураганы. Но это история давно минувших дней, так как доблестные космические силы альянса разгромили гильдию пиратов. Единичные случаи нападения пиратов встречаются, но это очень редко.
Странник оценивающе посмотрел на Сергея, желая увидеть эффект от сказанного. Сергей скептически посмотрел на Странника и затянулся сигаретой. Странник немного задумался и продолжил:
- С помощью этих парусов, немного или намного изменив их конфигурацию, расположенных в определенном месте, повернутых в определенном положении, относительно солнца и планеты, можно улавливать солнечную энергию, и использовать ее для обогрева или освещения планеты. Но это сложная комбинация, потому как при малейшей ошибке можно выжечь всю планету. Ну а если использовать силу Ледяной звезды, с помощью этого паруса можно изменить угол наклона планеты по отношению к солнцу, то есть сдвинуть ось вращения планеты. Но при этом очень велика вероятность катаклизма на всей планете, так как планета будет полностью зависеть от состояния паруса. Да это и не надо никому, слишком уж дорогостоящий процесс - изменение угла наклона планеты по отношению к солнцу и эксплуатация этой системы с учетом постоянной готовности запасного паруса и кораблей, поддерживающих постоянную орбиту и определенный угол паруса. Хотя, где-то столетие назад, в нашей галактике использовали эту систему в течение нескольких лет на планете Фэс. В нашей галактике немного другое летоисчисление, но в данном случае это не важно. Так вот, астрономы дальнего космоса обнаружили небольшую туманность, которая как раз проходила между этой планетой и Ледяной звездой. И некоторые моменты в этой туманности могли повлиять на угол наклона планеты по отношению к солнцу, и если бы не эта система светоотражающих парусов, которую тогда построили, то планета могла бы закувыркаться вокруг солнца, со всеми вытекающими последствиями...
- А вы служили в этих доблестных космических силах альянса? – неожиданно спросил Сергей.
Странник, нисколько не удивившись резкому вопросу, продолжил, как ни в чём не бывало.
- Да, служил я тогда в десантной группе захвата. Обмундирование и вооружение стандартное было у всех: скафандр с кевларовым напылением, бластер, штык-нож. На скафандре сзади имеется небольшой ускоритель для набора скорости и для осуществления некоторых маневров в космосе. Также сзади находится специальный баллон, содержимое которого перерабатывает углекислый газ в воздух, пригодный для дыхания. Раньше был и спереди ускоритель, для торможения, но ввиду того, что они взрывались при попадании в них луча бластера, пули или осколка, их сняли с вооружения. В шлеме скафандра было две рации: одна основная и резервная с отдельным блоком питания. Скафандр был также оборудован магнитными захватами на перчатках и сапогах. Но было исключение из стандартного вооружения.
Сергей усмехнулся.
- Я что-то смешное сказал? – спросил Странник.
- Нет, - просто анекдот вспомнил.
- Можно услышать?
- Пожалуйста.
И Сергей рассказал Страннику вспомнившийся анекдот:
«Российский командующий и американский командующи поспорили, чьи бойцы лучше.
Российский командир едет в Америку на смотр бойцов. Американские десантники совершают прыжок, форсируют реку, проходят огненно - штурмовую полосу и бегут на встречу российскому командующему.

Продолжение следует...