вторник, 14 марта 2017 г.

Жила-была...

Нежно тебя лаская,
Твой стан обнимая,
Руку твою держа,
Мечтая, целую тебя.
Ты снова смотришь на меня
Глазами с искоркой огня,
И в этой искре тайна есть -
Хотелось бы её прочесть.
Снова мечтаю я:
Руку твою держа,
Глядя в твои глаза
Сказка любви видна.
Я на коленях стою пред тобой,
Ты мои волосы гладишь рукой.
Я обнимаю ножки твои
И говорю тебе о любви.
Сказочны мысли мои про тебя,
Но в них не врёт моя душа.
Я понимаю - это сон,
Но согласись - приятен он.
Ты в нём одна
Цветок любви зажгла,
Прекрасней всех,
И нету никаких помех...
Нежно руку твою держа,
Прикасаюсь к ней губами не спеша.
К своему сердцу её прижимаю,
И, дыханье затаив, замираю…
2003
--------------


Как сердце жжет, огонь в груди пылает,
Увы, она меня не вспоминает.
А, я, как пьяный каждый день
В мечтах хожу за нею, словно тень.
Она меня околдовала, полюбила,
Своей изменой все она разбила.
И, я, слоняясь где-то по земле
Тоскую, думая о дне,
Когда мы с нею повстречались
И как когда-то повенчались.
Теперь с другими любится она,
И счастьем жизнь ее полна.
А я не знаю как расколдовать себя,
И что-то давит на меня.
Блаженный тот, кто ведает склероз,
Он каждый раз балдеет ароматом роз.
И жизни смысл ему не нужен -
Ход стройных мыслей не нарушен.
И про любовь не помнит он -
Как дивен, сладок этот сон,
Как сердце бьется, трепетно сжимаясь,
И в то же время чудным светом озаряясь,
И как летаешь ты во сне, ее любя,
Не ведая земных тревог, ее боготворя,
В блестящей дымке света от росы
В заоблачной дали неведомой красы.
Купаясь, лежа на коленях у любви
В блаженстве чувств, как искренни они.
И это есть не сон, это она -
Любовь, которая пришла...
Ушедшее дыхание любви прошедших дней
Коснулося меня и потянуло к ней.
Увы, увы, мы на земле живем,
Мечтаем, вспоминаем о любви и ждем...
2002
----------


Жизнь - всего лишь мгновенье,
Это к чуду прикосновенье.
И ощущая мир любви,
Летая в сновидениях мечты,
Ты чувствуешь - все остальное суета,
Ведь ты не думаешь об этом, улетая в облака.
Укрывшись дымкою мечты
Все остается позади.
В душе покой, проблемы нет,
Любовь и счастье - этого достоин человек.
Закрой глаза, представь - летишь,
Навстречу звезды - ты паришь,
И чувствуя в душе весь этот рай
Ты знаешь, твоим мечтам неведом край.

-------------------------------------
Русь. Татары там и тут,
Города, деревни и поля жгут.
Сеча кровавая полыхает ночью и днем,
От ненависти к врагам сердца людей жгутся огнем.
Город русский держит осаду семь дней,
Люди не знают сна семь ночей.
Русский богатырь ими руководит,
Он уверен в том, что победит.
О смерти не думает он никогда,
Видит перед собой только врага.
Лук, сабля, меч, топор, копье -
Любое оружие достанет врага его.
В драке он спокоен как гранит,
Рука его несокрушимой силой противника разит.
Цель одна - враг перед тобой,
Ты должен поразить его любой ценой.
В глазах богатыря безумный свет,
Он видит все, пощады нет.
Про усталость он забыл навсегда,
Татары здесь, значит ждут своего конца.
Раны не чувствует он никакой,
При виде врага ему не нужен покой.
Десятки изрубленных тел -
И это еще не предел.
В крови кольчуга, меч стальной,
Вот щит сломался, он взял другой.
Два янычара с копьями бегут на него,
Он видит их глаза и больше ничего.
Вдвоем одновременно удары нанесли,
Но не достигли цели они.
Один удар он отразил мечом
И проткнул противника его остриём.
Другой удар пришелся в щит,
И щит опять был разбит.
И половинкой щита в тот же миг
Он разбил голову супостату вдрызг.
Стреляя из лука всадник летит,
Он стрелы отбил, взял копье, рука не дрожит.
Прицелился... Бросок! И копье смогло проткнуть
И шею коня, и всадника грудь.
Вот трое янычар напали на ратника одного,
Ратник дерётся, ранили его в плечо.
Богатырь сзади подскочил
И одним ударом троих сложил.
Ратник ему молча кивнул,
А богатырь тут же повернул
И успел отбить сабли удар,
Отскочил, и мимо прошел палицы навар.
Но вот опять сзади удар сабли,
И на землю брызнули крови капли.
Рана неглубокая, заживет,
Но хозян этого удара умрет.
Повернувшись, богатырь руку ему отрубил
И меч в шею вонзил.
Палица опять мимо со свистом прошла,
И богатырь с размаху в то место рубанул сплеча.
Меч разрубил янычара попалам в области живота,
И упали на землю два мяса куска.
Рубится богатырь, себя не щадя,
И битве этой не видно конца...
2002
----------------------------------

Соловьиная трель, душистый аромат,
Липа с черемухой пьянят.
Влюбленные парочки жмутся в тени,
Прячутся так, чтоб видели их из дали.
Дым из трубы, запах земли,
Коровой воняет где-то вблизи.
Баба у речки где-то орет,
Пьяный мужик молча идет.
Вечер. Дымка тумана, словно река,
Лентой обмана петляет она.
Свежей прохладой подул ветерок,
Мужик закурил, погасил огонек.
Ветер утих, солнце зашло,
Баба заткнулась, сна время пришло.
2002
---------------------------------


Час, минуты любви -
Как это хочешь назови.
Дивный сладостный сон,
Прямо в сердце попал он.
Мгновенья кормят бесконечность,
Мгновение любви - и вечность.
И томно, и приятно,
Все ясно и непонятно.
Минутной слабости порок,
И жизнь ушла куда-то вбок,
Но в мире нет прямых дорог
И каждый год - крутой порог.
Минута радости,
И время огорченья,
А сердце хочет радости
И в жизни утешенья.
Любовь и нежное ласканье твоих рук,
И липкий пар прикосновенья твоих губ,
И перси полные томленья ждут,
Когда любви замкнется полный круг.
И томный ветер унесет нас вдаль -
На мир посмотрим сквозь любовную эмаль.
Секунда будет золотой,
А каждый миг - серебряной звездой.
О, до чего же жизнь глупа,
И как собой ты хороша.
Твои зеленые глаза
Я не забуду никогда.
Жизнь идет своим календарем.
Я не знаю, когда мы будем опять вдвоем,
Но если нет с тобой меня,
Знай, душа моя у тебя.
Сон любви не забывай,
Меня иногда вспоминай.
1992
-----------------------------

Одинаково начинаются сказки,
И все любят сгущать в них краски.
Хоть и разные цвета бывают,
Люди от этого не унывают.
В каком-то царстве,
В таком-то государстве
Жил Иван-царевич, его отец - царь,
Два брата старших и супруга отца, тоже - государь.
И вот как-то на пиру
Царица молвит к вечеру,
Что, пора, мол, сыновьям женится
И своим хозяйством обзаводится.
- Пусть укажет нам стрела
Где искать счастливого венца, -
Молвил старший брат, хмельной слегка,
И первый завязал себе глаза.
Натянул тетеву легонько -
В княжий терем угодила она тихонько.
Средний, за лук взялся брат,
Он был хмельнее, но стрелял явно не наугад.
В боярские хоромы угодила стрела.
Царица очень довольна была.
А царь молчал
И в такт головой качал.
Подошел Ванюша, взял лук рукой,
Да чуть не уронил - был уже хороший такой.
Натянул со всей дури тетеву
И пустил стрелу по ветру.
Стрела улетела в лес.
- Черт тебя попутал, бес! -
Топнула царица ногой.
- Иди за стрелой с глаз моих долой.
Съежился царевич, весь поник.
Ничего не поделаешь, надо идти за ней напрямик.
Идет по лесу - видит болото,
А в болоте стрелу держит кто-то.
- Лягушка, лягушка, отдай мою стрелу, -
Попросил царевич, еще не совсем отрезвев.
- С этой стрелой ты выбрал себе жену, -
Отвечала квакунья, в глаза посмотрев.
Завернул Иван в платочек мокрую лягушку
И понес домой странную зверушку.
Слуги все остолбенели,
Рты разинули и обалдели.
Ну жена, так жена,
Рожа, кожа, всем взяла.
Да, кому-то везет, а кому-то и нет -
Все говорят, а ведь знают секрет.
Три свадьбы, три веселых пира.
Царица с царем очень горды.
На виду всего мира
Речи сладкие вели.
Иван-царевич потускнел -
Ему ли до еды.
Иван-царевич помрачнел -
Ему ли до гульбы.
- Что, Иванушка, печальный, не грусти.
Придет день долгожданный, подожди,
Откроюсь пред тобою,
И увидишь ты меня другою.
А царевич все молчит,
Ничего не говорит,
Одевается, уходит,
Выпить с горя хочет.
К царю на пир идет
И пьет, и пьет, и пьет.
И лягушка не стерпела -
В миг она помолодела.
Стала стройною девицей,
Белокурой, белолицей,
И настолько хороша -
Так и рвется к ней душа.
Голос стал приятный, нежный,
Кожа - мягкая волна.
Взор такой прелестный -
Все глядят дыханье затая.
- Где же муж здесь мой любимый,
Где мой суженый, мой милый.
А Иван и сам не рад
Что наелся он вот так:
С лавки встать не может
И никто ему не поможет.
Пересохло все во рту -
Утопиться бы в пруду.
А царевна-лягушка в пляс пошла,
Руковом всех обошла.
Вдруг лебеди полетели
И в озеро сели.
Все стоят...
Непонятно чем глядят
От такого чуда,
Взявшегося невесть откуда.
Тут Иванушка смекнул...
И с пира тут же улизнул.
Кожу лягушки не тронь!
Но царевич порвал и бросил ее в огонь.
Тут царевна появилась,
Горлицей оборотилась,
Говорит ему: "-Иван,
Ищи меня на острове Буян.
Победи Кащея злого -
Он меня заколдовал.
Я люблю, тебя, родного,
Зря ты кожу разорвал.
Потерпел бы ты немного
И твоя бы я была,
А теперь беды так много,
И как видишь, мне пора."
Иван-царевич загрустил от тоски,
Сердце сжалося в тиски:
"Видать такая моя судьба,
Лучше сгинуть, чем жить без добра."
Никто не видел, как он собирался,
Никто не видел, как он с отцом прощался.
Поехал Иван счастье искать.
Поехал Иван Кащея воевать.
Едет полем, едет лесом
За своим он интересом.
Видит, избушка стоит,
А в ней старушка сидит.
- Здравствуй, бабушка-яга,
Как поживает твоя костяная нога?
Не подскажешь ли дорогу,
Мне, в кащееву берлогу.
- Здравствуй, молодец, слезай,
Да на печку полезай.
Отоспись, поешь с дороги.
Знаю все твои тревоги.
Ведь царевна внучка моя,
Значит, помочь тебе я должна.
Утром все тебе скажу
И дорогу укажу.
Не спится царевичу никак:
"В чем тут дело, что-то не так.
Пойду воздухом подышу,
Да на звезды погляжу."
Вышел Иван и тут же упал:
"Вот так дела, хорошо, что обман узнал."
А кругом нечесть свищет,
И баба-яга рыщет.
Этому лешему приказывает,
Как Ивана заманить.
А этому бесу наказывает,
Как Ивана удавить.
Понял царевич, что это западня.
"Врешь, бабуля, просто так не возмешь меня."
Залез он на печку обратно
И заснул сладким сном приятно.
Солнце встало,
Месяц спать пошел,
А Иван устало
С печки сошел.
- Ну, бабуся, как дела,
Что за весть мне принесла?
- Расскажу тебе, милок,
Как найти Кащея в срок.
Вот я дам тебе клубочек,
Он введет тебя в лесочек,
А в лесу есть болото...
- Хватит. В трясину мне лезть не охото.
Ты мне, бабуля, правду сыщи,
Иначе в печке сожгу твои мощи.
Тут Иван подбросил в печку дрова
И взял бабку за рукава.
- Где смерть Кащея?
Твоего властителя, злодея.
Скажешь или нет,
Хватит молчать в ответ.
Бабка видит, Иван не шутит,
Если дальше молчать, жизнь ее он загубит.
- Подожди, Иван, дам тебе другой клубок,
Приведет он тебя на бугорок.
На бугре том дуб стоит,
На дубе ларец висит,
В ларце селезень сидит,
А в селезне яйцо лежит.
На яйцо надавишь слегка -
В руке будет уже игла.
Сам уколешься - смерть твоя,
Сломаешь иглу - смерть Кащея.
Понял Иван, бабуля не врет.
Извинился перед ней как мог и вперед.
Собрал свои пожитки
И в поход по нитке.
Шел три дня и три ночи.
Выбился из сил, нет больше мочи.
Прилег отдохнуть на сырой земле
Да так и уснул на бугре.
Проспал он сутки чисто,
А проснулся, поднялся быстро.
Огляделся... Все так и есть, как бабуля сказала, и Иванушка смело
Принялся творить опасное дело.
Ларец он с дуба снял
И селезня достал.
Вот и яйцо в руке -
Кащея смерть на волоске.
Погиб Кащей, волшебник лютый,
Заведовать теперь бабуля стала смутой.
Иван и царевна стали жить ладком.
Друг друга любят, со всеми дружат
И ни о чем не тужат.
1992
----------------------------------

Жил - была, был - жила,
Дружбу с лешими вела
Страстная красавица,
Посмотришь - не понравится.
Нос приклеен, зуб пришит,
Глаз табуреточкой закрыт,
Рот заканчивается на макушке,
И пудовая гиря в ушке.
Он, она – не знаю я,
По имени вроде, как Баба – яга.
В роще глухой и дремучей живёт,
Приходите к ней в гости, она вам песенку споёт.
Всё было бы хорошо,
Если бы не случилось одно.
Повадился змей Горыныч прилетать
И к себе Ягу в жёны звать…
Говорит, я тебя так ненавижу,
Что могу сжечь всё, что вижу.
Ты, уродина всех страшнее,
И Елена Прекрасная мне не милее.
Старая развалина глухая была,
На третий раз его поняла.
“Ладно” – отвечала она – “О'кей,
Посмотрим кто из вас ловчей.
У тебя ещё и соперник есть,
Иван – Царевич, и подвигов его не счесть”.
Горыныч возмутился,
Но воле Яге подчинился.
Вышли они в чисто поле
И стали драться по собственной воле.
Горыныч, как ни странно, Ивана победил –
Провёл “болевой” и руку надломил.
Горыныч на Яге женился потом,
Иван вылечил свой перелом,
Взял в жёны Елену Прекрасную,
Очень даже согласную.
Очевидно, всё было именно так,
Хотя рассказчик, возможно, дурак…
1992


Стихи

стихи
И жила-была тарелка. И летала она по полям и лугам.
Тут кошка побежала, хвостиком вильнула, тарелка упала и разбилась...
Так американцы получили доступ к новым технологиям...
---------------------------
А звёзды также всё мерцают,
Их свет идёт из далека.
В себе секунды сочетая,
Дни превращаются в года.
И время, убегая,
К нам возвращается всегда...
--------------------------------
Я украдкой тебя поцелую,
И ты этого не заметишь.
Лишь дыхание ветра почуешь -
Это я прилетал на рассвете.
Диким ветром я обернулся,
И прохожих слегка тревожа,
Я к тебе иногда прилетаю
Просто так, посмотреть, не на долго...
Теребя море бризом немного,
Я назад улетаю, чтоб вернуться.
Чтоб тебя целовать украдкой,
И твой взгляд незаметно воруя,
Прикасаться к тебе случайно,
Мимоходом, внезапно, небрежно...
-------------------------------------------------
Драконы, космос и любовь...
Алмазы, драки, кровь...
И ось вращения Земли
Нам предлагает незнакомые пути...
Быть может...
------------------------------------
В ком воля есть и сильный дух,
Тот победит любой недуг,
Болезнь отступит перед гордым,
Перед бесстрашным, непокорным.
Микстуры, порошки -
К здоровью ложный путь
Природою лечись -
В саду и чистом поле.
Авицена.
=============================
Нахожусь в некотором смущении и в больших непонятках, которые связаны с тормозящей
способностю мозгового аргумента, находящегося в прострациии и полной релаксации от
сказанного...

=============================
пропитан беспричинно пьяно
от взгляда столь прелестных глаз...
тону и не хочу спасаться
от колдовства прекрасной Ксю...
=====================================
Эти строки появились сами собой... Я представляю, как ты читаешь эти строки,
и улыбка замирает у тебя на губах. Я представляю тебя, сидящей в кресле
с ноутбуком на коленях. Ты смотришь на дисплей и не торопясь нажимаешь клавиши.
Вот утром ты торопишься на работу, к своим бумажкам... Звонко цокая каблучками
ты бежишь на работу, а работа тебя ждёт, предчувствуя то время, Которое ты будешь
посвящать ей. После работы ты неторопливо идёшь домой, а может быть и не домой...
Ветер ласково касается тебя. И сердце у меня замирает... Я представляю тебя... Как? Как я
тебя вижу? О, это большой пребольшой секрет, который помечен всеми грифами секретности...

=====================================================
Жила-была курочка ряба. Неподалёку от неё жили дед и баба. Однажды, снесла им курочка
 яичко, яичко не простое, а золотое. Стал дед его бить. Чем бьют яйца? Топором, естесственно.
Дед промахивался, но когда он попадал, яйцо выскальзывало. В общем упрел дед и устал.
Стала по яйцу бить бабка. Чем бабка по яйцу может бить? Ногой, естественно. Целилась
она попасть по яйцу много раз, не получалось у неё. Устала она, села на лавку рядом
с дедом. Сидят они уставшие и измученные. Тут им курочка приносит десяток обычных яиц.
Бабка тут же приготовила яичницу. Поели они с дедом, наелись и сидят на лавочке довольные
и счастливые.
============================
Всё в этом мире быстротечно,
И ни к чему не надо привыкать.
Вселенной бесконечность
И верность девушки любимой -
Лишь на веру остаётся принимать.
Клубится время дымом сигареты.
Льёт дожль иль за окном светло -
Всё это лишь одни приметы
Времени, которое прошло...
Луч света, в глазах отражённый,
Показывает тебе твою жизнь...
- Твои не нравятся мне поцелуи, -
Сказала девушка, меня позабыв.
===========================
Чарующая сказка,
И вишни спелой аромат.
Миндальный запах,
Очарованье, томный взгляд.
Перо жар-птицы,
Веер счастья,
Таинственная маска на лице...
Вы так прелестны...
Вы - прекрасны...
Я снова видел Вас во сне...
========================
Нежно целуя ладошки,
И касаясь щекой прелестной ножки,
Он на коленях перед ней стоял,
И обнимая ножки, целовал...
=========================================
Тихо, тихо, солнце встаёт из-за вершин гор,
Тихо, тихо, начинается соловьиный хор.
Тихо, тихо, ветер летает вокруг тебя,
Тихо, тихо, листьями шелестя.
Тихо, тихо, соловей на ветке дерева сидит,
Тихо, тихо, он на тебя глядит.
Тихо, тихо, на берег бежит волна,
Тихо, тихо, нежно гладит ноги твои она.
Тихо, тихо, луч солнца ласкает тебя,
Тихо, тихо, бабочка села на руку твою, крыльями шевеля.
Тихо, тихо, беру другую руку твою,
Тихо, тихо, к своим губам её подношу.
Тихо, тихо, целую её и говорю,
Тихо, тихо, я тебя люблю.

--------------------------------
Грамотно записанная больная фантазия – становится красивой сказкой…

--------------------------------------
мАРТИНИ ИЗ ГРАНЁНОГО СТАКАНА
апрельский дождь о тротуары бился
и мне казалось - ты в меня ВЛЮБИЛСЯ
БЕСПОВОРОТНО
БЕSПРИЧИННО 
 П Ь Я Н О 
   
Был стянут спящий город до удушья
Тугой веревкой уличного света
От посторонних взглядов незаметно
Сливались воедино наши ДУШИ

Сплетались взгляды, как тугие косы
Моя щека твоей едва касалась...
И мне тогда наверное КАЗАЛОСЬ:
ЧТО ТЫ -
ОТВЕТЫ НА МОИ ВОПРОСЫ

Апрельский дождь о тротуары бился
И не было весне конца и края...
Раскрыв глаза, лишь утром поняла я -
в ту ночь ты мне нечаянно ПРИСНИЛСЯ

--------------------------------------
".... и мечтал он о прекрасной девушке, и целовал он её во сне по ночам,
 и она просыпалась счастливой..."  вот и вся сказка...)
--------------------------
У королевы -
сердце непреклонное
...Французский вкус...- под платьем кружева
Изысканностью пахнет тело томное
....И откровенно требует тепла......
Готова вовлекать в игру опасную,
Беспечно обнажая область плеч
Безумная, желанная и властная
Захочет чтоб горело...
- Будет жечь.
------------------------------------
В порыве чувств, в смятенье страсти,
Срывая все запретные плоды...,
Переживая разочарованье...,
Мы ищем счастье...
-------------------------------
И дивный стан...
Прелестны ночью созвездий кружева,
Изящна грация в изгибах.
Приятен шелест волн.
И нежный ветер прикасается немного.
Ты так прекрасна...
Любви богиня, нежности и страсти...
Твоя улыбка - искорка задорного огня -
Приносит счастье...
---------------------------------
Как роза чёрно-красная,
Своей чудесной силою,
Пьянящим ароматом,
И дивной красотой,
Пленила ты ...
---------------------------------------
Улыбка - как сказка. Загадочно море...
Взгляд очень мил..., как души аромат...
-------------------------------------------
и  волны моря, кланяясь тебе, расскажут тихо обо мне,
как я скучаю по Оксане милой...
-------------------------------------
милая Оксана, о прекраснейшая из прекрасных,
не будет столь любезна моя богиня, да продлится её ум,
красота и счастье несметное количество веков...,
да упадут все враги её к столь прелестным ножкам,
лицезреть которые мне довелось, когда я превратился воробьём...,
и да простит она меня за это и не покарает слугу своего недостойного...,
одарив меня своим прелестным поцелуем, выслушав при этом то,
что нашептали мне мыльные пузыри...
--------------------------------------------
И нежно, я лишь твоей руки хочу коснуться не дыша...
И затаив дыханье хочу смотреть в твои глаза...
Едва, губами, чуть дотрагиваясь твоего плеча,
Я сдерживаю чувства, лишь тобой живя.
Я лишь хочу смотреть в твои глаза,
Чуть-чуть рукой дотрагиваясь твоего плеча,
И руку твою нежно целовать, вдыхая лишь тебя...
я лишь хочу смотреть в твои глаза...
---------------------------------
Нежно целую руку твою
И говорю - я тебя люблю...
Ласково обнимаю тебя
И говорю - ты моя...
На коленях перед тобой стою,
Я безумно тебя люблю...
Робко дотрагиваясь до тебя,
Нежно целую тебя, любя...
Тихо шепчу эти слова - 
Я люблю тебя...
Со мной или без меня
Ты будешь счастлива всегда,
Потому что я люблю тебя...
-------------------------
отпускаю тебя любя
отпускаю тебя красиво
отпускаю себя виня
что не сделал тебя счастливой
-----------------------------
Поцелуй начинается с глаз,
Взгляд сильнее и слов и объятий.
Поцелуй - зачарованный вальс,
Череда сокровенных заклятий.
Поцелуй начинается с рук,
У щеки их тепло так тревожно.
С ласки пальцев, рисующих круг,
И противиться им невозможно.
А закончится он на губах,
Подтверждением первых желаний.
Поцелуй начинается с глаз
Независимо от расстояний.
---------------------------------------------

Я боюсь наступить на давно заострённые грабли.

Может стоит?

Ведь так находилась по старосплетённому кругу.

Я не знаю как дальше? Как после? И может не может?

Или знаю.. Но как мне остаться тебе лишь простою подругой?

Отвернусь от тебя, но магнитом обратно в каком-то нелепом испуге.

Потерять то, что было, что есть и совсем потеряться.

Или может найтись? И по старому – старому кругу?

Чтобы вроде как будто всё даже в порядке и грустно смеяться?

Мне не сложно. Не странно. А будто бы так мне и надо.

Не менять ничего, чтобы в жизни без «происшествий».

Ты такой же как я для меня – слишком странный,

И, наверное, так же как я для меня интересный.

Я боюсь наступить на тобой заострённые грабли.

Потеряв стыд и эго, маникюр свой испортить о новую стену,

Чтоб до солнца, до неба, вершины какой-то возможной добраться.

Только что это? То ли игра? То ли пляска на рухнувшей сцене?

--------------------------------
Упала нежность выводя иглой,
Рисунок на постелях белой ночи.
Я так прошу, поговори со мной,
ДАРИ СЕБЯ МНЕ МЕЖДУ СЛОВ И ТОЧЕК!
Коснись своей строкой,
Моей души, чтоб чувствовать касанье.
Достань до сердца солнечной рукой
Дыши! И, выдыхай одни признанья!
Услышь мой стук, ...моей живой любви,
Сними кардиограмму под ладошкой!
Я дам тебе энергию! Лови!!!
Сплетай же ее в лунную дорожку!
Смешай себя с ветрами теплоты!
Чтоб бережно встречать живое утро.
Рождай и отражай мои мечты:
КРАСИВО, ТОНКО, СТРАСТНО, ЯРКО, МУДРО!
----------------------------------
Лежала роза на снегу...ещё живая...
Дрожали капельками боли лепестки...
За что?...совсем не понимая...
С ней поступить жестоко так могли...
Крепчал мороз...но в ней ещё дышала
Любовь к тому, кто бросил её в снег...
Бедняжка...ведь она совсем не знала,
Каким жестоким мог быть человек...
Снег заискрил, готовя белый саван...
Шепнула роза...я тепло твоё храню...
Не верила, что бессердечным стал ОН...
И... умирая, крикнула... люблю...
------------------------------
Не закрывай окно и не гаси огня
Раскрой ладони теплые до дрожи
Всем сердцем позови к себе меня
И верь: с тобою встретиться мы можем...
Я прилечу... К тебе... Издалека...
Не важно время встречи или место
Ты просто ощутишь: моя рука
С твоей переплетется тесно-тесно...
Прикрой глаза... я поцелую их...
Легко и нежно-нежно... как умею...
Взмахну крылом - и счастье на двоих
Сердца тебе и мне сейчас согреет...
Я прошепчу тебе слова любви
И пусть в них будет очень мало смысла...
Раскрой ладони... тихо позови...
Не закрывай окно - уже я близко...
---------------------------
Шикарной женщины
неуловимый взгляд.
В ней всё продумано:
манеры и наряд.
Такую женщину
нельзя ничем купить,
Такую женщину
опасно полюбить…
--------------------------------------
Никогда не жалейте о том, что случилось
Иль о том, что случиться не может уже.
Лишь бы озеро Вашей души не мутилось,
Да надежды, как птицы, царили в душе
------------------------------------
Такую женщину мужчины не пропустят,
Не оглянувшись, вряд ли кто пройдёт,
И муженька покрепче взяв под ручки,
Жена скорей подальше уведёт.

Узнаешь и с закрытыми глазами
По запаху цветов или духов,
Что где-то она рядом пробежала
Принцессою из наших детских снов.

Она спешит привычно на работу,
А кажется: плывет она на бал,
И новый день за ближним поворотом
Ей первый луч приветом передал.

И всё легко ей в жизни удается,
А почему - дано ли нам понять?
Ответ на это знает только солнце.
Что любит в волосах её играть...
---------------------------
Ты как солнышко прелестна,
как цветочек ты нежна.
Словно сказка, ты чудесна и прекрасна, как весна!
------------------------------
Я к тебе когда-нибудь вернусь:
Может, летней ночью, мотыльком,
Прилечу развеять твою грусть
Тонких крыльев лёгким ветерком;

Может быть, спущусь к тебе туманом,
Что б рассеять одиночества печаль,
Исцелить незаживающие раны,
Увести тебя в безоблачную даль;

Может, я приду холодным светом
Бледного безмолвия луны
Осенью, а может быть и летом
С той, такой далёкой стороны;

Может, долечу бездонным эхом
Грома или отблеском грозы;
Может, донесусь весёлым смехом,
А быть может, - капелькой слезы;

Может быть, я днём тебя застану,
Но скорее, - в сон твой прилечу
И будить во сне тебя не стану,
Только мысли ярким светом освечу,

Обниму твоё израненное сердце
И почувствую опять такую грусть,
От которой никуда уже ни деться.
Не грусти, ведь я ещё вернусь…

------------------------------------------------
Я хочу в твои ладошки
Положить совсем немножко:
Дуновенье ветерка,
Чтоб развеял все печали.
Лепесток от василька,
Чтоб друзья не забывали.
Лучик радуги цветной,
Чтобы мир купался в красках.
Шёпот звёздочки ночной,
Чтобы снились только сказки.
Каплю горного ручья,
Чтобы сердце было чистым.
А ещё в ладошки я
Положу свой взгляд лучистый.
И когда к тебе немножко
Грусть нечаянно нагрянет,
Ты раскрой свои ладошки,
И тебе теплее станет!
---------------------------------
Я чувствую сердцем, твое настроение.
Я чувствую каждый твой сделанный вздох.
Быть может я в жизни твоей лишь мгновенье,
Секунда, что смог подарить тебе Бог.
И пусть никогда не коснусь твоей кожи,
И пусть не узнаю, я жар твоих рук,
Но память стереть обо мне ты не сможешь
Я буду везде, я буду вокруг.
----------------------------------
Ты с каждым днём становишься нужнее
И, от чего-то с каждым днём дороже,
Чем дальше ты, тем я к тебе нежнее,
И без тебя душа моя не может…

Простые будни сделались счастливей,
Все в мыслях о тебе бегут часы,
Я понимаю, мир такой красивый,
Лишь оттого, что у меня есть ты!

Наступит ночь, а мне совсем не спиться,
Смотрю на звёзды, что блестят во тьме,
И понимаю, с небом мне не расплатиться –
Оно тебя ведь подарило мне…

И эта связь меж нами всё сильнее,
Уж без тебя душа моя не может…
Ты с каждым днём становишься нужнее,
И, от чего-то с каждым днём дороже
------------------------------------
Услышать Женщину, когда она молчит…
Задача, непосильная для многих.
Но… Кто умеет Сердцем говорить,
Поймёт - перебивать её не стоит.

Что можно слышать в этой тишине?
Немой упрёк иль пылкое признанье?
Надрывный плач или весёлый смех?
Восторг, а может, разочарованье?

Услышьте то, о чём она молчит -
Душою, Сердцем, только не ушами.
Ведь к этой тайне есть свои ключи:
Она молчит,
но говорит…

ГЛАЗАМИ...

-------------------------------------
Нежно тебя лаская,
Твой стан обнимая,
Руку твою держа,
Мечтая, целую тебя.
Ты снова смотришь на меня
Глазами с искоркой огня,
И в этой искре тайна есть -
Хотелось бы её прочесть.
Снова мечтаю я:
Руку твою держа,
Глядя в твои глаза
Сказка любви видна.
Я на коленях стою пред тобой,
Ты мои волосы гладишь рукой.
Я обнимаю ножки твои
И говорю тебе о любви.
Сказочны мысли мои про тебя,
И я люблю тебя, моя душа.
Я понимаю - это сон,
Но согласись - приятен он.
Ты в нём одна
Цветок любви зажгла.
Нежно руку твою держа,
Прикасаюсь к ней губами не спеша.
К своему сердцу её прижимаю,
И, дыханье затаив, замираю…
--------------------------
Твоя улыбка меня опьянила
И голову мне вскружила.
Я думаю каждый день о тебе
И вижу тебя во сне.
Я смотрю в глаза твои
И вижу искры любви.
Волшебная Оксана,
Прекрасен облик твой.
Я в сказку попадаю
И становлюсь не свой.
-------------------------------------------------------------------------
Японский стих, не в склад не в попад, т.е. без рифмы )), называется хоку.
Вот что у меня получилось, это мыльные пузыри нашептали мне на ухо...

Живя в замке, построенном на песке и пуская мыльные пузыри, я погрузился
в сказку, где были только ты и я. Была чистая, без облаков, лунная ночь,
небо было усеяно миллиардами звезд, через которые проходил млечный путь,
отражаясь неровной дорожкой в бесконечном море. Мы стояли на
самой высокой башни замка,
в саду рядом с замком тихо шумели, переговариваясь, листья, пели соловьи,
нежно плескались волны о каменные утесы,
морской бриз ласково прикасался к тебе, обнимая тебя за талию, мягко
поглаживая твою щечку, шею и бесподобную грудь... И целовал тебя, целовал,
целовал, целовал... И целая вечность оказалась секундой...

P.S. Морским бризом был я...)

--------------------------------
Твоя улыбка - это счастье,
И нестрашны никакие ненастья.
Глядя в твои глаза,
Хочется улететь в небеса,
И летать с тобою всегда
За руку тебя держа.
Прижимая к своей груди руку твою,
Я своё сердце тебе отдаю.
Ты улыбаешься мне,
И мечты прилетают по весне...
Море... горы... земля...
Внизу проплывают не спеша,
Ты улыбаешься мне
И мы летим в манящей тьме
Среди звезд океана любви -
Сказочный мир впереди...
На коленях стою перед тобой,
Ты гладишь мои волосы рукой.
Нежно целую руки твои.
На землю спустились мы.
Такой вот сон приснился мне
И я рассказал его тебе...
Прелестна улыбка твоя,
Я вспоминаю о ней всегда.
Дивных роз аромат, пьяня -
Твоя улыбка сводит с ума.
Невозможно оторваться, смотрю -
И вижу тебя наяву...
Скоро прийдет весна,
Твоя улыбка чиста и мила...
---------------------------------------------------
Вот мощный океан метнулся к своей возлюбленной луне,
И старый утес содрогнулся в вечерней заре.
В порыве вечной страсти, не стихая, он хочет лишь луну поцеловать.
Все на своем пути круша, сметая, не может он любимую достать.
И вот один волшебник решил помочь ему,
И превратил его в прекрасного юношу.
Луна стала девушкой милой,
Нежной стройной и красивой.
Теперь они вместе встречаются, мечтают и летают,
Любят друг друга, иногда волшебника навещают...
---------------------------------------------
Сначала он был лед,
Она - огонь.
Она его почти не задевала
Но в ней был терпкий дикий мед
Которого ему так не хватало.
Он пил ее как хищник пьет ручей:
Ласкал, глотал и щурился довольно
Не говорил красивых он речей
И вел себя он с ней предельно вольно.
Он брал ее как шхуну - флибустьер
И убеждал ее почти- что силой
В ее глазах качался интерьер,
Она была растерянно-красивой
Он наконец взорвался как вулкан
И разрядил всю страсть одним разрядом
И вдруг почувствовал: захлопнулся капкан
И дикий мед стал изощренным ядом.
Теперь он будет жаждать вновь и вновь
И тщетно уповать на постоянство
Мучительная, странная любовь
Теперь заполнит все его пространство.
Она...поставит тоненький каблук
На линию судьбы его…
И скажет: "Ты мой самый лучший... друг"
И заберет в трофеи его душу.
----------------------------------
Какого хрена он слямзил сердце?
Моё конечно, а чьё ж ещё-то!
Сижу закутавшись в полотенце
И не хочу, чтоб была суббота.

И ничего не хочу, поверьте!
И никого не хочу тем паче!
Когда у вас умыкнули сердце,
Вы начинаете жить иначе!

А он пришёл… Как свалился с неба!
Такой небесный, пардон, мужчина!
Аленделоном, представьте, не был!
И ни какой-нибудь Альпачино!

А сердце! Этому что неймётся?
Какого хрена к нему в ладони?
О безопасности не печётся -
А если он невзначай уронит?!

Мозгам – свихнуться, душе – на части!
Да, перспектива не из приятных…
Меняю сердце своё на… счастье…
А если нет, то верни обратно!
--------------------------------------
Роза пахнет ароматом любви,
Сейчас я не могу к тебе подойти...
Но в памяти ты у меня всегда -
Твои нежные губы и прекрасные глаза...
Я превращаюсь в ветер и лечу -
Увидеть тебя хочу...
Морским бризом я прикасаюсь к тебе,
И ты чувствуешь моё прикосновение.
Ты пахнешь розой, ароматом любви,
Сейчас я не могу к тебе подойти...
Ты самая красивая девушка на земле
И я мечтаю только о тебе...
Ты самая желанная для меня,
Я буду прилетать к тебе всегда,
И руки нежные целовать твои,
Которые пахнут ароматом любви.
Ласково прикасаясь к тебе,
Сгорая в бесшумном огне,
Я подниму тебя в облака
И буду носить на руках всегда...

---------------------------------------
Почувствуй меня, и отступят ненастья.
Я буду твоим нецелованным счастьем,
несыгранной пьесой, сверхдейственным ядом.
Я - утро в конверте, а значит, я рядом.
Я - запах на пульсе, погрешность сомнений.
Тебе ли не знать, сколько пыльных мгновений
молиться отчаянно звёздам и лицам,
чтоб быть твоим ветром и в пятницу сниться
волшебным, цветным. И на чудо-творенье
разлиться мечтой, намочив откровенья,
и быть у черты, если вдруг ты захочешь
шагнуть через край в обстоятельства ночи.
Я тоже последую, жаль только тенью,
приправой любви к твоему приключенью.
Я знаю, ты слушал [и более - слышал],
когда позвала тебя шёпотом... вышел,
взметнулся в порыве ты к облаку сизым,

а я... я опять в сотый раз по карнизам...

---------------------------------

"Сладких снов" - говоришь ты мне,
"Приятных сновидений" - желаю я тебе.
Я обниму твои колени и усну,
Ты моё счастье, я тебя люблю...
Мыльные пузыри летают везде,
Они мне рассказывают о тебе,
Помогают чувствовать тебя
И любить тебя всегда.
Оксана, желанная моя,
Ты моё счастье навсегда...
Ты силы даёшь мне и вдохновенье,
Когда образ твой распыляет сомненья.
Смысл жизни понятен, когда ты со мной,
Ты моё счастье, я - твой...
Ты разбудила меня и огонь во мне зажгла.
Я горю тобой, я люблю тебя...
Все звёзды на небе я соберу -
Перед твоими ногами их сложу.
Этот скромный ковёр только для тебя,
Будешь ходить по нему и помнить меня...

-----------------------------------------

Я засыпаю теперь не закрывая штор...
Чтобы с Востока ко мне прилетало утро
И с пяти до семи вверх до подушки... бегом,
Воруя улыбками из моих снов перламутр

В семь запоет у меня в телефоне «Дельфин»
«Мы обязательно встретимся…» я не спорю
Еще на полчасика голову в тень, летим…
С зайцами в сны не слыыышууу! мне сниться море

Теплыми пятками на раскаленный балкон…
Я проспала немножко Но мне так нравится!!!
Доброе утро!!! на часик пораньше… потом!!!
(Чтобы успеть позавтракать в «Шоколаднице»)

Где же чудесное платье, в котором я
Словно красивая куколка из коробки
Ох, как бы тут пошалить и добавить огня
Лишь два чулка - Один Длинный, другой короткий

Смехом на грубость… Добром на любое зло…
Счастьем на то, что просто живу на свете!
Россыпью рыжих веснушек и мне повезло!
Я становлюсь похожей на девочку Пэппи…

---------------------------------------
И стоя на коленях,
Я тебя целую...
Целую я твои ладони,
Которые касаются моих волос...
Прости, что я люблю тебя...
За что люблю? Не знаю.

---------------------------------
Прости, что счел тебя своей на миг,
Прости за то, что стать твоим пытался,
Прости за то, что к жизни возвращался,
С которой расставаться не привык.

Прости за то, что вышла не игра,
Что легкого романа не случилось,
Прости за то, что я сдаюсь на милость
Того неповторимого вчера.

Прости за то, что утро настает,
Прости, что от любви оно излечит.
Прости за то, что наступает вечер -
И все опять совсем наоборот.

Прости, что я свободу не отдам,
Прости меня за все мои советы,
Прости, что ночь сменяется рассветом,
Прости, что жизнь не рвется пополам.

Прости за то, что мне легко с тобой,
Что в век жестокий уповал на нежность.
Прости, что чья-то радость неизбежно
Аукнется всегда как чья-то боль.

Прости, что вечно - с корабля на бал,
И не сочти разлуку за измену.
Прости, что я любви не понял цену,
Прости, что я бесценное искал.

Прости за то, в чем я не виноват,
Прости за то, в чем ты не виновата,
Что я тебя счастливой и богатой
Мечтаю видеть сотни лет подряд.

Прости, что нет покоя кораблю,
Что гавани другие зазывают.
Прости, что я тебя совсем не знаю,
Прости за то, что я тебя люблю.

-------------------------------
Прости, если чем-то обидел
Прости, что так сильно люблю
Ведь я, не устал тебя видеть
Я от встречи до встречи живу
Прости, если нервы трепаю
Прости, если часто пишу
Но что, же мне делать? Не знаю!
Ведь без тебя, так грущу
Прости, если к слову цепляюсь
Прости, что учу тебя жить
Но я ведь всё крепче влюбляюсь
Прости, если сможешь простить
Прости, что болею тобою
Прости, что решил за тебя
Что жить будем вместе с тобою
Что будет у нас семья
Прости, что тебе посвящаю
Десятки, ненужных стихов
Прости, что тебя обожаю
Прости, за безумие снов
Прости и за то, что целую
За то, что хочу оголить
Прости, что так сильно ревную
Ведь я не умею любить
Прости, что прощенье прошу
Прости, что так часто мечтаю
Стекло я на хлеб покрошу
Прости, если не понимаю
Прости, за часы разговоров
За темы, вечерних бесед
За серость, унылость перронов
За весь мой надуманный бред!!!
-----------------------------
Я тебе ничего не скажу ...

Я тебе ничего не скажу,
И тебя не встревожу ничуть,
И о том, что я молча твержу,
Не решусь ни за что намекнуть.

Целый день спят ночные цветы,
Но лишь солнце за рощу зайдет,
Раскрываются тихо листы,
И я слышу, как сердце цветет.

И в больную, усталую грудь
Веет влагой ночной... я дрожу,
Я тебя не встревожу ничуть,
Я тебе ничего не скажу.

-------------------------
Под окном береза
А на ней сосна.
Что же ты с природой
Делаешь, весна!?
-----------------------
Я на плечи тебе свой пиджак осторожно накину, (Поцелую за ухом...)
ты (правда) мне нравишься рыжей...
И ладонь положу на (по-девичьи) узкую спину,
Ощущая, как мы с каждым шагом становимся ближе.

Будет плыть сигаретный дымок (безмятежно-отважный),
Мое пиво (пожалуй) не станет причиной разлада...
Говорить стоит тут лишь о том, что казалось неважным...
И шагать по Москве...
Нас настигнет ночная прохлада -

(Это значит - пора...)
Я открою тяжелые двери...
Лифт откроется сам - краткий рай для двоих, ты согласна?
Боже мой, ты со мной - я (по-прежнему) в это не верю...
Но с другой стороны - (точно знаю, что) это прекрасно.
---------------------------------------------------------
Перечеркну то, что было.
Поставлю на всем жирный крест.
Я перемножу испанскую страсть
На английскую мягкую грусть...
У меня один шанс
Достучаться до этих небес...
Я стучусь, видит Бог...

В этот раз
Я до них достучусь...

Море, то самое море...
Волна в перехлест - волнорез.
точно знаю, что скоро смогу
Бросить все... и туда доберусь...
У меня один шанс
Достучаться до этих небес...
Я стучусь, видит Бог...

В этот раз
Я до них достучусь...

Ты улыбаешься - правда?
А кажется, словно ты здесь...
Сбудется, сложится! Но я могу
Не успеть... и безумно боюсь...
У меня один шанс
Достучаться до этих небес...
Я стучусь, видит Бог...

В этот раз
Я до них достучусь.
----------------------
Сердце девушки загадка
Как сказал один поэт
Хоть и любит она крепко
все равно ответит нет!
-------------------------
Доброй ночи, сладких снов.
От души тебе желаю.
Даже если мы не вместе,
Я с тобою засыпаю.

Засыпаю тихо рядом.
Просто рядом и без слов,
Нежно счастье обнимаю.
Доброй ночи, сладких снов...

Доброй ночи, сладких снов.
За настойчивость прости.
Но всё чаще, всё сильнее,
Я хочу в твой сон войти.

Да, хочу тебе присниться
Любящий и нежный.
Доброй ночи, сладких снов.
Спать ложись с надеждой.

Спи с надеждой в наше счастье,
Брось печали в темноту.
Засыпай с улыбкой нежной.
Я ж, в мечтах с тобой усну.
---------------------------
Оксана поцеловала меня,
Почувствовал я вкус вишни и миндаля,
Прикосновенье алых губ,
Что дивный запах роз несут,
И нежность кожи, сладкий аромат волос,
Мгновенье это поцелуй принёс.
И нежно, дивную ладонь твою беря,
Нечаянно край платья задеваю я,
Целую я тебя, любя -
И это счастье - быть с тобой всегда...
---------------------------------
я голову к тебе на колени положу,
Буду тихо молчать и усну...
ты мне будешь колыбельную петь,
я буду слушать и смотреть...
нежно целуя ноги твои
и слушая колыбельную любви -
медленно я глаза закрываю -
вижу сон мечты, засыпаю...
-------------------------------
А у меня в глазах давно апрель,
И где-то рядышком поёт свирель.
А ты куда-то спряталась опять,
И я иду тебя искать...
Нашёл, обнял, и руку трепетно твою держа
Тебя целую нежно, не спеша...
Я на колени опускаюсь пред тобой,
Мои волосы ты гладишь рукой...
-------------------------------
Добра, красива, игрива и умна -
За это я люблю тебя...
-------------------------
я помню сладкие грёзы сна...
где ты будешь со мной всегда...
где я нежным бризом буду тебя обнимать
и целовать... целовать... целовать...
а потом на руки возьму
и в сказочную даль унесу..
любовной дымкой нас укроет ночь
и всё ненужное уйдёт прочь...
-------------------------------
Она сидела у окна,
А он вошел в ее вагон.
- Женат. - Подумала она,
- Лет тридцать пять. - Подумал он.
А за окном цвела весна,
День был прекрасен, словно сон.
- Красив. - Подумала она.
- Как хороша. - Подумал он.
Но жизнь событьями бедна,
Он встал и вышел на перрон.
- Как жаль! – Подумала она.
- Как жаль! – Успел подумать он.
А дома, сжав бокал вина,
Включив любимый «Вальс-Бостон»
- Одна. – Подумала она.
- Один. – Подумал где-то он..
--------------------------------
Ну откуда в тебе столько нежности,
столько ласки, как в слове ЛЮБОВЬ?
В твоих чувствах, как в волнах безбрежности,
в нежном поле густых васильков...
Ну откуда в тебе столько солнышка,
столько тёплого света, скажи?..
Каждый слог, словно ветра касание,
волшебством твоих искренних слов...
Ну откуда в тебе сочетание - красоты аромата цветов?..
------------------------
  

Силлогизм

Силлогизм - рассуждение и умозаключение...
Силлогизм - умозаключение, в котором на основании нескольких суждений с необходимостью выводится новое суждение, называемое заключением. В отличие от С., как умозаключения посредственного, непосредственным умозаключением называется то, в котором заключение получается из данного суждения без помощи другого.

I. К непосредственным умозаключениям относят: а) умозаключения по подчинению. От истинности общего суждения можно всегда заключать к истинности частного того же содержания, но не наоборот; от ложности частного суждения всегда можно заключать к ложности общего того же содержания, но не наоборот. Эти умозаключения делаются на основании dictum de omni et nullo: quicquid de omnibus valet etiam de quibusdam et singulis; quicquid de nullo valet nec de quihusdam nec de singulis valet; b) умозаключения по тождеству: из истинности известного суждения следует истинность тождественного ему по содержанию; с) умозаключения по превращению (con versio), основанному на отношении объемов логического подлежащего и логического сказуемого и на возможности их перестановки. Путем превращения общеутвердительные суждения переходят в общеутвердительные же в том случае, ежели объем подлежащего равен объему сказуемого (conversio pura), напр. А = В, следовательно, и В = А; но громадное большинство общеутвердительных суждений путем превращения переходит в частные утвердительные (conversio impura) на том основании, что объем сказуемого (определяющего) обыкновенно больше объема определяемого - следовательно, при превращении часть объема определяющего понятия теряет свое значение для заключения. Частные утвердительные и общеотрицательные суждения дают чистые превращения. Частноотрицательные суждения при превращении заключения не дают. Если при превращении суждений изменить еще и качества их, т. е. утвердительные обратить в отрицательные, то получатся заключения следующего рода: из общеутвердительных получатся общеотрицательные суждения; от общеотрицательного - обыкновенно частноутвердительное, в случаях же равенства логического подлежащего и сказуемого - общеутвердительное; из частноотрицательного суждения получаются частноутвердительные; наконец, из частноутвердительного никаких заключений сделать нельзя. На основании отношения понятий, изображенного в так назыв. логическом квадрате, можно делать умозаключения по отношению противоречия и противоположности суждений.

От истинности общеутвердительного суждения можно заключить (по закону противоречия) к ложности частноутвердительного; точно так же от истинности общеотрицательного можно заключить к ложности частноутвердительного. Правилом при подобного рода заключении служит: противоречащие суждения (так, А - О и Е - I) не могут быть одновременно истинными или ложными. По противоположности могут быть делаемы следующего рода заключения. Два общих (и противных) суждения могут быть одновременно ложными, но не могут быть одновременно истинными. Два частных (и подпротивных) суждения могут быть одновременно истинными, но не могут быть одновременно ложными. Наконец, пользуясь модальностью суждений, можно заключать от необходимости к действительности и возможности, от действительности - к возможности, но не наоборот; от невозможности можно заключать к недействительности и не необходимости.

II. От непосредственных умозаключений отличают посредственные, или С. С. бывают категорические, условные и разделительные в зависимости от того, какой характер имеет суждение, называемое в С. большою посылкою. Посылками называются те суждения, из коих выводится заключение; самый процесс выведения заключения называется умозаключением. Простейшая форма принципа, на основании коего совершается умозаключение, - две величины, порознь равные третьей, равны между собой; но так как только малое количество суждений представляет собой действительное равенство заключенных в них понятий, в большинстве же суждений объем сказуемого шире объема логического подлежащего, то вышеуказанный принцип принимает такую формулу: два понятия, имеющие отношение к третьему, имеют и между собой некоторое отношение. 

Правильное умозаключение должно точно определить взаимоотношение этих понятий. Отношение понятий между собой устанавливается благодаря общему двум суждениям понятию. Таким образом, самое общее правило умозаключения состоит в том, что только из таких двух суждений может быть выведено заключение, которые имеют одно общее понятие. Это общее понятие в силлогистике называется средним термином; посылка, из коей берется подлежащее заключения, называется меньшею, а самое подлежащее - меньшим термином; посылка, из коей берется сказуемое заключения, называется большею, а самое сказуемое - большим термином. Средний термин в заключении исчезает. Характер правильного заключения определяется сравнением объемов и качества терминов; посему формальная логика различает фигуры и виды (modi) умозаключений. Фигур силлогизмов четыре в зависимости от возможного положения среднего термина в посылках; всех значащих modi в этих четырех фигурах - девятнадцать. Выведение значащих modi в различных фигурах чрезвычайно просто и определяется сравнением объемов и качества терминов. В первой фигуре

М - Р

S - M

S - P

M обозначает средний термин, Р - логическое сказуемое, S - логическое подлежащее. Смысл этой фигуры заключается в подведении известного понятия под общее правило; посему условия этой фигуры следующие: большая посылка должна быть общею (утвердительною или отрицательною), меньшая посылка должна быть утвердительною (общею или частною). Итак, в первой фигуре могут быть четыре значащих заключения, т. е. четыре modi заключения. Во второй фигуре двум различным понятиям приписывается один и тот же признак; ясно, что в случае двух утвердительных посылок не может быть никакого правильного заключения, ибо из того обстоятельства, что два понятия имеют один общий признак, нельзя сделать никаких заключений относительно связи или отсутствия связи между указанными двумя понятиями. Следовательно, заключение по второй фигуре может получиться лишь в том случае, ежели одна из посылок будет утвердительною, другая - отрицательною; в таком случае заключение будет отрицательное, т. е. можно сказать что S не есть вид Р. Правила второй фигуры следующие. Большая посылка должна быть общею, одна из посылок должна быть отрицательною

Р - М

S - M

S - P

Эта фигура имеет четыре значащих заключения, причем все виды заключений отрицательные. В третьей фигуре средний термин занимает место подлежащего в обеих посылках:

М - Р

М

S - P

одному и тому же понятию приписываются два различных признака; в таком случае всегда возможно заключить, что эти два признака хотя бы изредка встречаются в одном предмете; или ежели понятию одна посылка приписывает известный признак, а другая отрицает у него другой признак, то можно заключить, что связь между этими признаками не необходимая, т. е. бывают случаи, что один признак является без другого; итак, по этой фигуре всегда возможны частные заключения утвердительного положительного или отрицательного вида в зависимости от того, какого качества посылки. Единственное требование в третьей фигуре, соблюдение коего необходимо для правильного заключения, состоит в том, чтобы меньшая посылка была утвердительной. Значащих modi в 3-й фигуре шесть. 4-я фигура представляет собой обращенную первую, и вследствие этого в ней более широкое понятие определяется менее широким:

Р - М

M - S.

S - P

Заключение получается всегда частное. Значащих modi пять. Искусственность этого способа умозаключения бросается в глаза, и всякий предпочтет делать заключение по первой фигуре, переставив посылки.

Примеры:


I. Всякое преступление наказуемо

обман есть преступление

обман наказуем.

Ни один человек не всеведущ

ученый - человек

ученый не всеведущ.


II. Ни один минерал не растет

растения - растут

растения не суть минералы.


III. Все птицы кладут яйца

все птицы суть позвоночные

некоторые позвоночные кладут яйца.

Змеи не имеют ног

Змеи - животные

Некоторые животные не имеют ног.

При выведении различных значащих modi в четырех фигурах следует иметь в виду следующие правила, вытекающие из рассмотрения отношения понятий. Во-первых, заключение может получиться только из таких двух суждений, которые имеют одно общее понятие. Во-вторых, из двух отрицательных посылок ничего следовать не может (ex mere negativis nihil sequitur). В-третьих, из двух частных посылок ничего не следует (ex m e re particularibus nihil sequitur). В-четвертых, заключение всегда следует слабейшей посылке (conclusio sequitur partem debiliorem), причем частное суждение считается слабейшим по отношению к общему, отрицательное - по отношению к положительному, возможное - по отношению к необходимому или действительному.

Общие правила образования силлогизмов выражены в следующих 8-ми латинских правилах.

1) Terminus esto triplex, medius majorque minorque.

2) Latius hos quam praemisse conclusio non vult.

3) Aut semel aut iterum medias generaliter esto.

4) Nequaquam capiat medium conclusio fas est.

5) Ambae affirmantes nequeunt generare negantem.

6) Pejorem semper sequitur conclusio partem.

7) Utraque si praemissa neget, nihil inde sequetur.

8) Nihil sequitur geminis ex particularibus unquam.

Категорический С. в форме сокращенной называется энтимемой; энтимема есть, следовательно, такое умозаключение, в коем одна из посылок опущена, подразумевается. Категорический С. в форме распространенной называется эпихейремою; эпихейрема значит такое умозаключение, в коем каждая посылка есть С. Эпихейрема может быть сведена к простому С., если заключения двух силлогизмов рассматривать как посылки третьего.
Условным С. называется тот, у коего большая посылка есть суждение условное. Меньшая посылка допускает или отрицает условие, и в зависимости от этого получается утвердительное или отрицательное заключение; первый вид условного С. называется modus ponens, второй - modus tollens. Разделительным С. называется тот, в коем большая посылка есть разделительное суждение; меньшая посылка может отрицать или утверждать некоторые из частей деления, и благодаря этому может получиться заключение относительно других частей деления; допуская один из членов деления, мы отрицаем другие (modus ponendo tollens) или, отрицая один член деления, допускаем другие (tollendo ponens).

Соблюдение силлогистических правил не заключает в себе гарантии материальной истинности заключения. Из ложных посылок можно получить случайно истинное заключение, причем, однако, как замечает Аристотель, не видно, почему заключение есть истинное. Так, например, из посылок "Наполеон был швед, Наполеон был живописец" можно по третьей фигуре сделать заключение "некоторые живописцы шведы". Наоборот, из совершенно правильных посылок можно сделать при несоблюдении правил силлогистики ложное заключение; напр., если бы кто из посылок "растения дышат, человек дышит" заключил, что человек есть растение, то он нарушил бы правило второй фигуры С., допускающее лишь отрицательные заключения. Итак, нужно различать формальную истинность суждений от материальной. С. дает лишь гарантию формальной истинности суждения, материальная же истинность посылок зависит от указаний опыта или от аксиоматичности посылок. Ошибки в силлогизмах весьма часты и зависят от неправильного сочетания посылок или же от погрешности в самых посылках; напр., ежели средний термин в обеих посылках имеет не одинаковое значение, то происходит ошибка, называемая quaternio terminorum.

Вышеизложенное краткое учение о С. часто подвергалось изменениям и критике. Некоторые отрицали пользу силлогистики, другие старались избавиться от излишней ее искусственности, третьи видели прототип С. не в его категорической форме, а в условной (Зигварт) и сообразно этому перестраивали учение. Самая серьезная критика С., хотя и не самая основательная, принадлежит Миллю. Справедливый упрек, делаемый силлогистике, заключается в том, что принцип классификации фигур, положение среднего термина - принцип совершенно внешний, благодаря коему, по замечанию Каринского, логика проглядела внутреннее сродство первой и третьей фигур и полное отличие их от второй. Первая и третья фигуры всегда утвердительны по процессу вывода, независимо от того, будет ли заключение утвердительным или отрицательным, так как процесс вывода всегда остается положительным перенесением предиката с предмета одного суждения на предмет другого; процесс же вывода во второй фигуре всегда отрицателен, так как состоит в отделении понятий, почему во второй фигуре утвердительная меньшая посылка вовсе не необходима. Еще Кант заметил, что деление силлогистики на фигуры противоречит мысли о том, что одна только первая фигура бесспорна, а остальные имеют такой характер, лишь поскольку могут быть сведены путем изменения посылок к первой фигуре. 

Наконец, третий упрек, который может быть сделан силлогистике, заключается в неопределенности ее отношения к индуктивному заключению. Индуктивное заключение от частного к общему, противоположное заключению третьей фигуры, идущему от общего к частному, наиболее походит на заключение первой фигуры, но, тем не менее, не может быть с ним отождествлено, так как заключение в третьей фигуре всегда частное. Эти мотивы заставили некоторых совершенно отрицать значение силлогистики. Такой отрицательный взгляд на С. высказывал Бакон, впрочем, на основаниях, недостаточно прочно обоснованных; отрицал силлогистику и Локк. Милль утверждает, что С. заключает в себе petitio principii. Этот упрек относится к первой фигуре категорического С., но имеет общее значение, так как все фигуры могут быть сведены к первой, и она является, таким образом, прототипом остальных. Путем С. не могут быть выведены новые истины, а лишь те, которые общее правило принимает за известные. 

Новые истины мы получаем путем заключения от частного к частному, а не от общего к частному. Общее положение не устанавливает вывода в собственном смысле, а просто истолковывает частный случай общим положением. Неправильность такого толкования силлогистического процесса вполне отчетливо выяснена М. И. Каринским (в "Классификации выводов", стр. 46 - 63), показавшим, что заключение представляет действительно новое знание по сравнению с большею посылкою, а равно и по сравнению с меньшею, и, след., С. представляет собой действительный вывод. "Отрицание за силлогизмом, - говорит Каринский, - значения выводного процесса, соединялось ли оно с отрицанием вообще выводов от общего к частному, как у Бэкона, или пыталось силлогистические формулы заменить новыми, не силлогистическими, как у Локка, или, наконец, хотело свести выводы от общего к частному к индукции, как у Д. С. Милля, всегда запутывалось в противоречии и тем выдавало свою полную несостоятельность. Задачей учения о выводах поэтому может быть не устранение силлогистических формул из классификации выводов, а только преобразование ходячих теорий С.".

Учение о С. впервые изложено у Аристотеля в его "Первой аналитике" (см. перевод H. H. Ланге, СПб., 1894). Аристотель говорит лишь о трех фигурах категорического С., не упоминая о возможной 4-ой. Особенно подробно он рассматривает роль модальности суждений в процессе умозаключения. Преемник Аристотеля, основатель ботаники Феофраст, по словам Александра Афродизийского (в его комментарии к первой "Аналитике" Аристотеля), прибавил еще пять modi к первой фигуре С.; эти пять modi впоследствии были выделены Клавдием Галеном (жившим во II-м в. после Р. Х.) в особую четвертую фигуру. Кроме того, Феофраст и его ученик Евдем занялись анализом условного и разделительного силлогизмов. Они допустили пять видов умозаключений: два из них соответствуют условному С., а три - разделительному, который они рассматривали как видоизменение условного С. Этим и заканчивается развитие учения о С. в древности, ежели не считать того добавления, которое сделали стоики в учении об условном С. По словам Секста Эмпирика, стоики признавали некоторые виды условного и разделительного С. αναπόδεικτοι, т. е. не нуждающимися в доказательствах, и рассматривали их как прототипы С. (как, напр., ныне смотрит на С. Зигварт). Стоики признавали пять видов подобных С., совпадающих с Феофрастовыми. 

Секст Эмпирик приводит следующие примеры для этих пяти видов. 1) Если наступил день, то имеется свет; но теперь день, след., имеется свет. 2) Если наступил день, то имеется свет, но света нет, следоват., нет и дня. 3) Не может быть (одновременно) дня и ночи, но день наступил, следовательно, нет ночи. 4) Может быть или день, или ночь, но теперь день, следовательно, нет ночи. 5) Может быть или день, или ночь, но ночи нет, следовательно, теперь день. У Секста Эмпирика и скептиков вообще мы встречаемся и с критикой С., но цель критики - доказательство невозможности доказательства вообще, в том числе и силлогистического. Схоластическая логика (см. Prantl, "Geschishte d. Logik") ничего существенного не добавила к учению о силлогизмах; она лишь порвала ту связь с теорией познания, которая существовала у Аристотеля и тем превратила логику в чисто формальное учение. 

Образцовым руководством логики в средние века было сочинение Марциана Капеллы, образцовым комментарием - сочинения Боэция. Некоторые из комментариев Боэция занимаются специально учением о С., напр. "Introductio ad categoricos syllogismes", "De syllogisme categorico" и "De syllogismo hypothetico". Сочинения Боэция имеют некоторое историческое значение; они способствовали также установлению логической терминологии. Но в то же самое время именно Боэций придал учениям логическим характер чисто формальный. Из эпохи схоластической философии по отношению к учению о С. внимания заслуживает Фома Аквинат († 1274), в особенности его подробный анализ ложных умозаключений ("De fallaci i s"). Сочинение по логике, имевшее некоторое историческое значение, принадлежит византийцу Михаилу Псёллу. Он предложил так называемый "логический квадрат" (см. выше), в коем наглядно выражается отношение различных видов суждений. Ему принадлежат названия различных modi (τρόποι) фигур. Эти названия, латинизированные, перешли в западную логическую литературу. Михаил Псёлл, следуя Феофрасту, пять modi четвертой фигуры относил к первой. Название видов имело у него в виду мнемонические цели. Ему же принадлежит и общеупотребительное обозначение буквами количества и качества суждений (а, е, i, о). Учения логические у Псёлла носят формальный характер. Сочинение Псёлла было переведено Вильгельмом Ширвудом и получило распространение благодаря переделке Петра Испанского (папы Иоанна XXI). У Петра Испанского в его учебнике заметно то же стремление к мнемотехническим правилам. Латинские названия видов фигур, приводимые в формальных логиках, взяты у Петра Испанского. Петр Испанский и Михаил Псёлл представляют собою расцвет формальной логики в средневековой философии. 

С эпохи Возрождения начинается критика формальной логики и силлогистического формализма. Первый серьезный критик Аристотелевской логики был Пьер Раме, погибший во время Варфоломеевой ночи. Во второй части его " Диалектики" говорится о С.; учение его о С., однако, существенных отступлений от Аристотеля не представляет. Начиная с Бакона и Декарта философия идет по новым путям и отстаивает методы исследования: непригодность силлогистического метода в смысле метода исследования, нахождения истины, становится все более и более очевидною. Тем не менее, учение о С. и до настоящего времени излагается в учебниках, хотя несомненно, что перечисление всех modi представляет ныне только исторический интерес. Из сочинений, специально занимающихся критикой С., выдается книга Канта "Die falsche Spitzfindigkeit der vier Syllogistischen Figuren erwiesen" (1763). Лучшее изложение формальной логики принадлежит писателям гербартовой школы, напр. Дробишу.

Статья из энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона.