четверг, 10 ноября 2016 г.

В Электротеатре Станиславский дают премьеру "Тартюфа"


В Электротеатре Станиславский - премьера спектакля, созданного по одной из самых знаменитых пьес мирового репертуара. Мольеровский "Тартюф" при жизни автора не раз подвергался запретам, а потом вошёл в золотой фонд мировой драматургии, а имя главного героя стало нарицательным. Режиссёр Филипп Григорьян решил исследовать природу ханжества и необычайной доверчивости людей. И отправил мольеровских героев в путешествие во времени и пространстве. Рассказывает Елена Ворошилова.

Сцена разделила зал на две зоны. Чтобы посмотреть спектакль, зритель будет переходить из одного пространства в другое. Интрига будоражит зал и актеров.

"Мы разделены, и реальности разделены. При этом смотрим на одну картину", - говорит режиссер спектакля Филипп Григорян. 

Режиссер Филипп Григорян перенес действие в начало ХХ века. Герои мольеровской пьесы словно списаны с семьи последнего русского императора. Четыре актрисы проживают жизнь главной героини Марианны, напоминая о дочерях Николая Второго. А сам Тартюф в высоких сапогах, с бородой - один в один Распутин.

Лера Горин в этой роли не новичок. Играл Тартюфа в дипломном спектакле у Юрия Бутусова. За десять лет его персонаж изменился. Этот Тартюф напоминает породу людей, появившихся в последние годы.

"Человек не знает ни одной молитвы, а учит, как правильно креститься, запрещает фильмы, спектакли", - говорит актер Лера Горин. 

Тартюф давно имя нарицательное, а битва разума с лицемерием продолжается, как и во времена Мольера. Тартюфам, живущим по своим правилам, Филипп Григорян отказал в главном.

"Мне было принципиально важно, чтобы Тартюф не был существом интеллекта", - отмечает режиссер  Филипп Григорян. 

Актеры, играя так мольеровских героев, приняли новое прочтение и русскую реальность, которая доминирует над французской.

"Русскость - да! Но будет проскальзывать текст мольеровский, перевод Донского", - отмечает заслуженный артист России Юрий Дуванов.

В костюмах тоже нет ничего от привычного французского шика. В платье Елена Морозова выглядит, как настоящая русская гувернантка. Долго привыкала к корсету, но это того стоило.

"Это помощник персонажу: и спина, и структура тела становятся другой, здесь уже бедрами не повихляешь никак", - признается актриса Елена Морозова.

Герои Мольера в истории Филиппа Григоряна гротескны, но именно это делает их подлинными и узнаваемыми. Не символические маски – реальные пороки, как и текст Мольера, актуальный сегодня, как никогда.

Елена Ворошилова